Международный рынок перестрахования 2015

Распределение рисков и программ по перестрахованию на международном рынке перестрахования.  Окт. 2015: intelligent insurer. 04.11.2015. Подробнее. Встречи перестраховщиков 2015 в Баден-Бадене.

«Ситуация с санкциями может в определенной степени сейчас стать драйвером роста для ряда российских компаний»
- Что сейчас больше всего волнует международных перестраховщиков?
- Продолжающееся «смягчение» рынка. Международный рынок перестрахования уже несколько лет подряд находится в «мягкой» фазе, то есть тарифы снижаются по большинству линий бизнеса, что вызывает беспокойство у ведущих перестраховщиков, так как напрямую влияет на рентабельность их бизнеса.
Связано это в первую очередь с переизбытком капитала на рынке - сохраняющиеся рекордно низкие процентные ставки ограничивают возможности для инвестирования капиталов, и на этом фоне рынок страхования и перестрахования представляется многим инвесторам довольно интересным и перспективным.
Можно также упомянуть тенденцию довольно активного прихода на рынок перестрахования так называемого альтернативного капитала, что составляет дополнительную конкуренцию традиционным игрокам. Особенно это заметно в перестраховании катастрофических рисков. Создаются венчурные предприятия, которые используют капитал для работы в таких сегментах, как перестрахование.
Основные сложности, с которыми столкнулись многие российские перестраховщики - это режим санкций, введенный в 2014-м и продолжающийся в 2015 году. Нельзя сказать, что ситуация совсем критическая, она в целом управляема, но не обращать на нее внимания мы не можем.
Для зарубежных компаний проблема санкций тоже существует. Для них это дополнительный существенный объем работы, связанный с проведением постоянных комплаенс-проверок. Усугубляется это тем, что во многих случаях санкционные режимы сформулированы не очень конкретно и допускают различные их толкования. Разные интерпретации того же документа могут иметь место при рассмотрении разными юристами. Многие перестраховщики создали даже целые подразделения - комплаенс-департаменты, задача которых - тщательная проверка сделки перед заключением на предмет возможного подпадания под санкции. Это усложняет и удлиняет процесс получения котировок, согласования и т. д. Это неудобство и для них, и для нас.
Впрочем, для них это проблемы гораздо менее чувствительны - как бы нам ни хотелось себе польстить, в их бизнесе российский страховой рынок пока не занимает существенную долю. Есть компании на лондонском рынке, ряд компаний из континентальной Европы, которые последние три-пять лет активно развивали сотрудничество с Россией в части перестрахования промышленных рисков, энергетики, авиации - сегментов, которые в России хорошо развиты, представлены большим объемом бизнеса. Для таких компаний ситуация с санкциями, разумеется, оказалась более болезненной, но отнюдь не критичной, потому что это глобальные перестраховщики, они работают во всем мире, а не только с Россией.

Статья: Правовое регулирование перестрахования: международный опыт (Клоченко Л.Н.) ("Юридическая и правовая работа в страховании", 2007, n 4).  31 декабря 2015 г. Банки. Глава МВФ видит повышенные риски для развивающихся рынков в 2016 году.

- Вы сказали, что международный рынок находится в «мягкой фазе». Как долго она будет продолжаться?
- Мировой рынок цикличен, «мягкие» фазы сменяются «жесткими». Нынешняя мягкая фаза связана с избытком капитала, что напрямую стимулирует конкуренцию за бизнес среди перестраховщиков. В таких условиях андеррайтеры готовы довольствоваться меньшими премиями в расчёте сохранить свою долю рынка или портфель. Этот фактор дополнительно усугубляется отсутствием в 2014 г. крупных катастрофических убытков, под которыми понимается перестрахование от стихийных бедствий - наводнений, землетрясений, ураганов и т.д.
На ситуацию будет влиять как изменение общемировой экономической обстановки, ситуации на ведущих финансовых рынках, так и наличие или отсутствие крупных убытков, особенно катастрофических. Вообще поведение мирового рынка перестрахования в большей степени определяется рынком катастроф, т.к. именно там обращаются основные объемы финансовых ресурсов. Именно в этом сегменте в основном и работает сейчас тот самый альтернативный капитал -- например через Cat bonds. Для России в целом это, к счастью, не так актуально, но если, например, несколько сезонов ураганов в США принесут значительные убытки индустрии перестрахования, это не замедлит сказаться и на ценах для российских цедентов.
- Если говорить о перестраховании авиационных рисков, несколько прошлогодних крупных авиакатастроф сказались на мировом рынке? Есть какая-то динамика тарифов, повышение?
- Нет. Эти катастрофы, безусловно, стали человеческой трагедией, но с точки зрения масштабов финансового влияния на рынок, прошлый год был ничем существенно не отличался от других. Поэтому в целом по авиационной отрасли второй год подряд происходит снижение тарифов, за исключением некоторых сегментов, например, страхования ответственности по военным рискам.
- Вы уже затронули тему, которая касается одного из наших вопросов. Предусмотрен барьер входа на рынок для российских компаний за рубежом. В каких странах или регионах мира заметно более высокие, сложные барьеры для входа на перестраховочный рынок?
- В целом, возможности перестраховывать риски страховщиков из различных стран определяются в первую очередь политикой самих компаний (требованиями к рейтингу, к финансовым показателям контрагента), а также требованиями государственных органов надзора за страховой деятельностью - наличие аккредитации, рейтинга и т.п.

17.12.2015 10:14 Алексеев В. НПК будет способствовать дисциплине на рынке перестрахования.  21.12.2015 19:00 Дмитрий Шайдулин. КенияРе прекрасно пишет международное пере, включая риски из всей Азии и Ближнего востока.

Если говорить о работе «напрямую» в тех или иных иностранных рынках, то разумеется наиболее жесткие условия существуют в развитых странах - в США, например, российской компании для работы, помимо регистрации в конкретном штате, необходимо гарантировать и отдельно обеспечивать финансовым депозитом чуть ли не 100% подписанной ответственности. Я уже не говорю о рейтинге. Очень высокие требования к работе иностранных компаний также в Японии, Германии, Великобритании и т.д.
Вообще, несмотря на усилия по максимальной унификации законодательств стран (в том же Евросоюзе), пока этого фактически не произошло. Существуют довольно значимые различия в законодательных требованиях в разных странах. И даже глобальные перестраховщики говорят, что такое положение вещей усложняет ведение бизнеса на той или иной территории.
На развивающихся рынках непростая ситуация с доступом в Китай, определенные сложности с выходом на этот рынок испытывают даже лондонские компании. Совсем недавно Lloyd’s объявила, что они наконец-то получили все разрешения, лицензию, открыли «дочку» в Китае. У них на это ушло пять лет. В большинстве латиноамериканских стран необходимо получение аккредитации в местном надзоре. Мы, кстати, в прошлом году получили аккредитацию на работу в Бразилии и в этом году ее уже актуализировали.
Существуют определенные ограничения и на рынках, с которыми у нас исторически более близкие отношения. Например, в Казахстане действуют рейтинговые ограничения, которые не запрещают работать перестраховщику-нерезиденту, но накладывают на цедентов дополнительные требования в части резервирования. Понятно, что если рейтинг перестраховщика низкий, то издержки для цедента, передающего ему бизнес, фактически лишают сделку экономического смысла - ему будет проще перестраховать риск в той компании, на передачу которой это требование не распространяется.
В Азербайджане обсуждается возможность ужесточения законодательства в части требований к перестрахованию нерезидентов. Если это произойдет, то, безусловно, существенным образом сократит возможности российских компаний работать в этой стране. Рынок Туркменистана специфический. Там есть одна компания, которая страхует все риски. В Белоруссии прямых ограничений нет. Есть БНПО - государственная компания, которая почти все в себя «всасывает», и лишь то, что превышает их возможности размещает на международном рынке.
- В том числе на российском?
- Я не видел больших объемов бизнеса, передаваемого от БНПО на российский рынок. Сами они стараются очень активно участвовать в бизнесе от российских компаний - участвуют, как в облигаторных, так и факультативных программах, но берут небольшие доли в силу своих возможностей. Весь их капитал составляет около 80 млн. долларов, то есть эта компания не очень крупная.
- Давайте сосредоточимся на российском перестраховочном рынке. Мы все пытаемся найти пути для его роста и развития. Найти их очень сложно. Какие вы видите основные возможности? Есть ли какие-то драйверы?
- Честно говоря, большого оптимизма в этой части у меня нет. Страхование и, тем более, перестрахование - бизнес капиталоемкий по определению, не обладая большой капитализацией, невозможно претендовать на серьезную роль в этой системе.
Если рассуждать о драйверах внутреннего роста - как ни парадоксально, но ситуация с санкциями как раз может в определенной степени сейчас стать драйвером роста для ряда российских компаний, поскольку она стимулирует находить емкость внутри России. Для многих видов бизнеса, например, для страхования грузов, где нет необходимости в огромных лимитах ответственности по риску, данное решение вполне приемлемо. Мы даже осуществили это на практике, реализовав внутрироссийскую облигаторную защиту для военных грузов. К сожалению, такое решение не очень приемлемо для линий бизнеса с большими лимитами. Очевидно, что риски в 500 млн. и даже 300 млн. долларов в России на сегодняшний день надежно не разместить. Это, безусловно, проблема.
- Как вы оцениваете емкость российского перестраховочного рынка?
- Отвечу так. Существует диапазон. Если мы говорим об имущественных рисках, то я бы оценил емкость для максимально надежного размещения, не вызывающего вопросов с точки зрения возможности впоследствии получить возмещение, в 70-80 млн. долларов, емкость удовлетворительного секьюрити размещения - примерно 90 млн. Наверное, можно разместить риск и в пределах 120 млн долларов, но без гарантий собрать убыток в таком объеме.
- Меняется ли положение российского перестраховочного рынка, российских перестраховщиков на международном глобальном рынке? Увеличилось ли их присутствие в отдельных регионах - Латинской Америке, Африке?
- В России есть несколько компаний, которые, как мне представляется, заметны на международной арене. Хочется верить, что за последние семь лет существенно улучшил свою узнаваемость СОГАЗ. По крайней мере, я могу точно сказать, что

Ольга ДОМАРЕВА, Ведущий андеррайтер СКОР ПО Ташкент, 4-7 июня 2015 года. 2 Мировые природные катастрофы  уровне и на уровне СНГ) перестраховочный рынок СНГ – часть общего международного рынка перестрахования. 7 июня 2015

Тэги: страхование, перестрахование, международный рынок.  © 1995 - 2015 РосБизнесКонсалтинг.

04.12.15 В ноябре 2015 года выплаты по договорам автострахования СК "Брокбизнес" составили более 3 млн грн.  Страхование. Перестрахование Международный рынок перестрахования стабилен 10.09.08.