Отзыв лицензии страхового брокера

от 24.06.2010Об отзыве лицензии на осуществление страховой брокерской деятельности ООО «СТРАХОВОЙ И ПЕРЕСТРАХОВОЧНЫЙ БРОКЕР «СКАНМАРИН»Приказ № 337 от 24.06.2010Об отзыве 5 июля 2010

во статью нашел, ничего вроде, может будет интересно.
"Место брокера"
Дедиков Сергей Васильевич
член правления "Московского перестраховочного общества"
Может ли российский брокер, участвующий в перестраховочной сделке, выступать в качестве одной из сторон договора перестрахования, или же он должен позиционировать себя исключительно в качестве посредника?
Начавшаяся формироваться у нас традиция, согласно которой брокеры фактически принимают на себя полномочия одной из сторон сделки перестрахования, происходит из технологии перестрахования, которая применяется на Западе. Как известно, там роль брокера значительно более весомая, чем у нас, а технологии сотрудничества перестрахователя, брокера и принимающей стороны опробованы уже столетним опытом. Однако наша правовая система более формальная, более жесткая, чем в той же Англии или в большинстве стран Западной Европы. Поэтому многое из того, что эффективно там, неизбежно даст сбой в России - особенно, если дело дойдет до судебных споров. Всем хорошо известно, что страхование башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке было осуществлено практически по устной сделке - что у нас в принципе невозможно. Точно так же дело обстоит и с договорами перестрахования с участием брокера: чтобы они были эффективными в нашем правовом поле, они должны соответствовать российскому законодательству.
Другое дело, если стороны перестраховочной сделки избирают в качестве применимого какое-то иностранное право. Тогда они могут оформить договор в соответствии с требованиями законодательства, судебной практики и обычаев делового оборота этих государств.
Брокер - это посредник, и он может себя позиционировать исключительно в этом качестве. Ни брокерская фирма, ни брокер - индивидуальный предприниматель не являются страховыми организациями, не обладают соответствующими лицензиями и не могут быть сторонами договоров перестрахования. В силу этого они юридически не могут принимать на себя обязательства и иметь права участника перестраховочной сделки. Например, когда "Москва Ре", приняв на себя часть ответственности по риску, оказывает дополнительную услугу своему клиенту, помогая ему разместить в перестрахование оставшуюся ответственность, мы всегда заключаем с перестрахователем отдельный договор, в котором закрепляем свои обязательства и права как посредника.
В России оптимальной является следующая конструкция договорного регулирования. Брокер заключает договор о посреднических услугах с перестрахователем, где закрепляются права и обязательства сторон в рамках исключительно этой сделки. При этом передающая сторона вправе делегировать брокеру часть своих прав по договору перестрахования - например, право направлять перестраховщикам претензии, проводить с ними переговоры по урегулированию убытков, получать на свой счет средства страхового возмещения и т.д. Но все эти действия брокер может производить только от имени и по поручению своего доверителя. Затем заключается собственно договор перестрахования между перестрахователем и перестраховщиком. Этот договор может быть подписан брокером в качестве одной стороны - но только как полномочным представителем своего доверителя и не более того. Соответствующие полномочия в отношении перестрахователя: например, получение от него претензии, ее рассмотрение и т.д., ему могут быть даны каждым перестраховщиком отдельно - на основании договора поручительства, агентского соглашения или доверенности, выписанной на конкретное должностное лицо брокера.

П Р И К А З 20.02.2009 № 93 Об отзыве лицензии на осуществление страхования ООО «Страховая компания «ДЖЕНЕРАЛ РЕЗЕРВ». … Отвечает только один телефон страхового брокера (495) 715-26-50 Вопчем он мне сказал так 4 марта 2009

Тем не менее, во многих договорах с брокерами встречаются некорректные формулировки о правах брокера как стороны сделки. При буквально формальном толковании соответствующих условий договора (а именно такая концепция толкования закреплена в ст. 431 ГК РФ) они могут быть признаны ничтожными, то есть не порождающими никаких юридических последствий. Даже если у суда не будет оснований ставить вопрос таким образом, то все равно подобные положения не могут не вызывать споров и приводят стороны сделки в зону неопределенности - когда неизвестно, какое именно толкование данной позиции договора даст суд.
Что касается налоговых аспектов, то здесь все проще и одновременно сложнее. Проще, потому что налоговые органы обращают внимание прежде всего на формальную сторону. Например, если в договоре перестрахования есть условие о выплате брокеру тантьемы, то надо осознавать, что тантьема представляет собой участие перестрахователя в прибыли перестраховщика. Брокер не может быть субъектом права на получение тантьемы. Если же стороны все-таки договорились об этом, то в данном случае речь идет не о тантьеме как таковой, а о некоем другом платеже, который просто назван тантьемой. Этот платеж перестраховщик может осуществлять лишь из прибыли после налогообложения. Если брокер от своего имени направляет перестраховщику претензию или счет на оплату убытка, то велика вероятность, что подобные документы - если только в договоре перестрахования прямо не указано, что претензии, бордеро и счета перестраховщику направляет по поручению передающей стороны брокер - не будут рассматриваться налоговыми органами как документы, которые оправдывают отнесение сумм страховых выплат на экономически обоснованные расходы. Просто потому, что они оформлены ненадлежащим лицом, не являющимся участником сделки.

Он же представитель страхового брокера - Insurance Team!30 октября 2011

Вместе с тем, в тех случаях, когда соответствующие положения договоров не связаны напрямую с налогообложением, то налоговые органы не проводят их юридическую экспертизу. Они закрывают глаза на некорректные формулировки, и у компаний создается ощущение, что они действуют совершенно правомерно. Хотя на самом деле это не так. Я бы сравнил такие договоры со зданием, построенным на песке. Такое сооружение может простоять очень долго, но может и рухнуть в любой момент. Так и здесь - полная неопределенность.
Поэтому на недавнем "круглом столе", посвященном юридическим аспектам отношений между брокерами и участниками перестраховочных сделок, который был организован компанией "Находка Ре", я высказал следующее предложение. Брокерам, работающим в рамках отечественной юрисдикции, следовало бы совместно с основными операторами перестраховочного рынка стандартизировать договорно-правовое регулирование перестраховочных операций со своим участием и максимально адаптировать имеющуюся практику к нормам российского законодательства.
1 октября 2003 г "Страхование сегодня"
ps Мика, где статья-то?
еще о брокерах в свете изменения закона об организации страх дела
Закон грядущий нам готовит...
Бирюков Владимир Евгеньевич
председатель Правления Ассоциации профессиональных страховых брокеров и консультантов
Госдума России 7 октября приняла во втором чтении новую редакцию Закона "Об организации страхового дела в РФ". Что в этом документе заслуживает особого внимания?
Прежде всего, потерянное для одних и восстановленное для других равноправие профучастников страхового рынка, а также новые требования к обеспечению финансовой устойчивости страховщиков, бюрократические игры с названиями компаний и не принятая поправка о полномочиях надзора при отзыве страховых лицензий.
Новая редакция закона необоснованно поставила в явно неравное положение участников одного и того же сегмента рынка - страховых брокеров и страховых агентов. И те, и другие с точки зрения законодательства и здравого смысла являются страховыми посредниками. Однако, согласно законопроекту, брокеры обязаны получать лицензию, а агенты - нет (на них к тому же не распространяются и квалификационные требования). И это при том, что и те, и другие могут быть юридическими лицами, коммерческими организациями. В результате нарушен основополагающий принцип рынка - равенство его субъектов.
Мне также не понятно, чем вызваны серьезные ограничения сферы деятельности брокера. Согласно законопроекту, он может представлять интересы исключительно страхователя (перестрахователя), и не может работать по поручению страховщиков (перестраховщиков). А ведь деятельность брокеров в интересах последних часто бывает весьма и весьма оправдана. Зачем же вводить для брокеров такой серьезный административный барьер? На этот вопрос я не нахожу ответа.
В Европе, например, настолько жесткой регламентации для брокеров нет. Директива Европарамента от 9 декабря 2002 г. описывает деятельность страховых посредников очень мягко и вообще не делит их на агентов и брокеров.
Наша ассоциация предлагала изменить закон так, чтобы страховыми брокерами считались юридические и физические лица, осуществляющие деятельность по организации страхования (перестрахования). К сожалению, эта инициатива оказалась безрезультатной.
Если положение брокеров закон ухудшил, то в отношении перестраховщиков справделивость оказалась восстановленной. Теперь страховые компании, принимающие риски в перестрахование, должны будут получать отдельную лицензию (сейчас этого не требуется). Между тем перестраховочные компании и сегодня должны иметь лицензию на перестрахование. Во многом эти факторы сдерживали развитие российского перестраховочного рынка. Страховщики в погоне за взаимностью передают друг другу риски, избегая услуг профессиональных перестраховщиков. После вступления закона в силу многие из них не смогут этого делать, поскольку для получения лицензии на перестрахование компания должна располагать уставным капиталом, вчетверо превышающим базовый размер.
В числе недостатков законопроекта хотел бы отметить требование о включении в наименования участников страхового рынка слова "страхование" и производных от него. Требование совершенно необоснованное: не думаю, что, например, клиенты страхового гиганта Allianz или страхового брокера Marsh несчастливы от того, что в названиях выбранных ими компаний нет слова insurance. Зато последствия новой нормы для российских компаний весьма неприятны - это время и деньги, потраченные на перерегистрацию, изменение всех документов и зарегистрированных товарных знаков. Кому и зачем это нужно?
Кроме того, очень жаль, что не принята поправка "Союза правых сил", согласно которой страховые лицензии можно отзывать только по решению суда. Она лишила бы надзор и

Глобал, ООО, страховой брокер. 5 отзывов (оценки).  И что у нее отозвали лицензия 14.05.2015, приказом Банка России от 07.05.2015 № ОД-999 Зачем было уверять, что это хорошая и проверенная страховая компания?

Лицензии на осуществление страховой деятельности отозваны у ЗАО «ТПСО» и ОАО «СК «Трансгарант». 1 ноября 2010

Начата процедура отзыва лицензии у: - "Генерального страхового Альянса"; - "АСТО-гарантии"; В ближайшее время могут прекратить  Виталий, не бывает хороших или плохих страховых компаний, бывают плохие или хорошие брокеры как и адвокаты.22 декабря 2008