Правовые последствия смерти выгодоприобретателя

Правовые акты.  Статья 963 ГК РФ. Последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица.

Такой субъект страхового правоотношения, как выгодоприобретатель, заслуживает самого серьезного внимания практиков, так как именно в пользу этого лица и заключается договор страхования. Ключевой темой является вопрос о том, должен быть у выгодоприобретателя страховой интерес или нет. Нужно сказать, что этот вопрос довольно часто задается даже специалистами страховых компаний, не говоря уже о том, что в нем практически не разбирается большинство страхователей. В предлагаемой статье этот вопрос проанализирован с исчерпывающей глубиной — рассмотрены все основные доктрины, сделаны определенные выводы, имеющие практическое значение.
Выгодоприобретатель является достаточно распространенной фигурой в страховании, что обусловлено его правовым положением в страховых сделках.
В действующем российском законодательстве регулированию правового положения выгодоприобретателя уделено относительно небольшое количество норм. Это служит одной из причин того, что пока, по нашему мнению, не удается в полном объеме реализовать институт выгодоприобретательства в страховых правоотношениях.
Следует заметить, что в страховой доктрине правовое положение выгодоприобретателя вызывает немало споров.
Поводом для дискуссии при этом является в основном один, и в то же время самый главный, вопрос о том, должен ли выгодоприобретатель обладать страховым интересом в принципе.
А если должен, то во всех случаях или применительно только к договорам имущественного страхования? Или же, напротив, выгодоприобретелем может быть любое лицо, независимо от наличия или отсутствия у него страхового интереса? Сегодня предметом дискуссии служат три следующих варианта решения этой проблемы:
1. Выгодоприобретатель во всех случаях, независимо от вида страхования, должен обладать страховым интересом.
2. Выгодоприобретатель обязательно должен обладать страховым интересом, но только в договорах имущественного страхования.
3. Выгодоприобретатель вовсе и не должен обладать имущественным интересом в принципе, независимо от вида страхования.
Сторонниками первого варианта являются: В.Р. Идельсон — яркий представитель классики страхового права начала ХХ столетия и Т.С. Мартьянова — представитель современной страховой правовой науки.
Принимая за основу один из главных постулатов страхования о том, что без интереса нет страхования, В.Р. Идельсон, будучи абсолютно убежденным в том, что в договорах имущественного страхования выгодоприобретатель должен обладать страховым интересом, утверждал, что и в личном страховании выгодоприобретателя также не может быть без страхового интереса, то есть интереса в сохранении жизни или трудоспособности застрахованного, потому что договор страхования не должен способствовать незаконному обогащению

Дело в том, что при заключении договора на случай смерти застрахованного лица, если им  Супругу (супруге) для подтверждения своего статуса выгодоприобретателя  Ст. 137 СК РФ установлены правовые последствия усыновления ребенка.

1.
Т.С. Мартьянова тоже считает, что назначение выгодоприобретателя для получения страховых выплат может иметь место в договорах как имущественного, так и личного страхования, для признания которых действительными он должен иметь страховой интерес. Несмотря на то, что указание на наличие страхового интереса прямо закреплено в законе лишь для договоров страхования имущества (пп. 1 и 2 ст. 930 ГК РФ), данное положение распространяется и на отношения личного страхования ввиду универсальной природы этого института
2.
Применительно к имущественному страхованию изложенные точки зрения, на наш взгляд, не содержат никаких противоречий с действующим российским страховым законодательством. Но что касается личного страхования, то в данных суждениях прослеживается некоторое несоответствие принципу назначения выгодоприобретателей в таких договорах, предусмотренному главой 48 ГК РФ. Вместе с тем следует заметить, что позиции В.Р. Идельсона и Т.С. Мартьяновой вполне могут быть реализованы в правоприменительной практике, если в качестве выгодоприобретателей в личном страховании рассматривать страхователя, который одновременно является застрахованным лицом, или только застрахованного лица, в пользу которого страхователь заключил договор страхования.
Но, как нам представляется, В.Р. Идельсон и Т.С. Мартьянова в своих суждениях рассматривают выгодоприобретателя в качестве третьего лица по отношению к страхователю или застрахованному лицу. Поэтому данная точка зрения требует некоторого уточнения и корректировки применительно к действующему законодательству, которое претерпело значительные изменения за последнее время.
Согласно взглядам В.Р. Идельсона и Т.С. Мартьяновой в качестве выгодоприобретателей — третьих лиц в договоры страхования можно привлекать только тех лиц, которые в той или иной мере заинтересованы в сохранении страхуемых жизненных благ, в том числе благ, связанных непосредственно с жизнью и здоровьем страхователя или застрахованного лица. Но здесь возникает вполне разумный вопрос о том, кого в качестве выгодоприобретателей в таком случае можно привлекать в страховую сделку?
Как правило, в обычных житейских ситуациях лицами, заинтересованными в сохранении жизни застрахованного лица, являются его родственники, возможно, друзья или же просто иждивенцы и прочие аналогичные лица, которые прямо или косвенно связаны с материальным положением застрахованного лица.

2.4. Правовые последствия принятия наследства 60. 2.4.1. Охрана наследства, меры, принимаемые по охране наследства и.  Так, в случае смерти застрахованного лица, если в договоре личного страхования не указан иной выгодоприобретатель

Безусловно, названные лица в определенных жизненных ситуациях вполне могут быть заинтересованы в сохранении жизни застрахованного лица, причем по причине того, что утрата жизни застрахованного лица может повлечь за собой для названных лиц определенные отрицательные материальные последствия, которые при жизни застрахованного лица не наступили бы.
Подобного рода правовая позиция имеет право на жизнь хотя бы для того, чтобы с ее помощью можно было понять сущность страхового интереса. Но с точки зрения правоприменительной практики, данная позиция способствует некоторому ограничению прав страхователей или застрахованных лиц по распоряжению своими имущественными правами, в том числе на получение денежных средств.
Представим себе, что у страхователя и у застрахованного лица отсутствуют лица, из числа которых можно было бы назначить выгодоприобретателей. Или же, напротив, у страхователя или застрахованного лица имеются на примете подобные лица, в пользу которых можно было бы застраховаться. Но страховаться в их пользу ни страхователь, ни застрахованное лицо не хотели бы по определенным субъективным мотивам, желая при этом застраховаться в пользу лиц, которые вообще не имеют никаких формальных материальных взаимоотношений со страхователем или застрахованным лицом, а тем более материальной зависимости от них. Ну, например, в пользу воспитанников детских домов или в пользу престарелых, военнослужащих, студентов и т.п. или вообще в пользу кого угодно. Разве можно ограничивать в данном случае волеизъявление страхователя или застрахованного лица, обосновывая это отсутствием прямой и непосредственной материальной заинтересованности у выгодоприобретателей в сохранении жизни застрахованного лица? На наш взгляд, конечно же, нельзя, поскольку подобное ограничение рассматривается как ограничение гражданских прав по распоряжению своим имуществом.
Возникает еще один вопрос: чем же характеризуется страховой интерес выгодоприобретателей в личном страховании? Возможно, заинтересованностью в сохранении жизни застрахованного лица, которое обеспечивает выгодоприобретателя определенными материальными благами.
Если следовать только данному суждению, то как быть тогда с субъективным страховым интересом страхователя или застрахованного лица, которые непосредственно заинтересованы в заключении договора страхования в пользу заранее определенных лиц, но не обязательно родственников или прочих иждивенцев?
В данной ситуации мы сталкиваемся с двумя интерессентами по одному объекту страхования, что создает неопределенность в вопросе о том, чей же интерес является преимущественным или кто же является истинным страховым интерессентом в договорах личного страхования. Иначе говоря, противостоит ли интерес застрахованного лица интересу выгодоприобретателя — третьего лица? Нам представляется, что истинными страховыми интерессентами в договорах личного страхования являются страхователи или застрахованные лица, а не выгодоприобретатели — третьи лица, по следующим причинам.
Предпосылкой к заключению договора личного страхования служит желание и заинтересованность страхователя покрыть в будущем случайно возникшие расходы по восстановлению здоровья или вызванные смертью страхователя или застрахованного лица. То есть решение о страховании здесь принимается исключительно страхователем. Причем предполагаемые затраты увязываются с возможным причинением вреда жизни или здоровью самого страхователя или названного им в договоре застрахованного лица, что для страхователя имеет существенное значение.
Учитывая изложенные факторы, страховой интерес страхователя в договоре личного страхования можно охарактеризовать следующими признаками:
наличием объекта страхования (жизнь или здоровье конкретного застрахованного лица, в том числе и страхователя);
заинтересованностью в ненаступлении страхового случая, а именно в том, чтобы не возникли в будущем расходы, связанные с причинением вреда жизни или здоровью застрахованного лица;
осуществлением активных действий, направленных на получение в будущем денежной компенсации для покрытия случайно возникших расходов путем заключения договора страхования;
исключительным правом на определение лица, в пользу которого заключается договор страхования для получения страховой суммы.
Что касается признаков, характеризующих наличие или отсутствие страхового интереса у выгодоприобретателя по договорам личного страхования, то их можно определить с учетом изложенных ниже обстоятельств:
1. Появление выгодоприобретателя в страховой сделке никоим образом не связано с волей выгодоприобретателя, так как он назначается страхователем или застрахованным лицом. Причем в момент назначения выгодоприобретатель вовсе может и не знать о том, что договор заключен в его пользу.
2. В качестве выгодоприобретателя может выступать любое лицо, независимо от его заинтересованности в жизни или здоровье страхователя или застрахованного лица.
3. Наличие у выгодо

В данном случае право страховщика на отказ в страховой выплате страхователю (выгодоприобретателю в случае смерти застрахованного  В статьях 963 и 964 ГК РФ представлены правовые нормы, определяющие события и их последствия, при

1) Лицо, имеющее право требовать от страховщика страховую выплату, в случае смерти страхователя или  В соответствии с данным правилом, установленным п. 2 ст. 939 ГК, юридические последствия невыполнения выгодоприобретателем

Учредитель в данном правоотношении имеет иной статус, а его смерть или ликвидация влекут иные последствия.  Указание ст. 1024 ГК РФ на такое основание прекращения договора, как смерть выгодоприобретателя или его ликвидация, обусловлено тем