Ставка рефинансирования банка россии на 16.02 2015

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УКАЗАНИЕ от 16 февраля 2015 года № 3566-У О внесении изменений в Инструкцию Банка России от 3 декабря 2012 года № 139-И "Об обязательных  Как менялась ставка рефинансирования.16 февраля 2015

Финансовый кризис
Круглый стол
Помощь детям
Антикризисный клуб
Юбилеи
Пожар в «Новой Туре»
Смерть Березовского
Стройки Универсиады
АИР-гейт
Битва за «ВАМИН»
Зверь в Челнах
Скандал в Болгаре
Бизнес-итоги-2012
Хайруллин и полемика о селе
Колесов, верни миллион!
Скандал в «Рубине»
Дело «Перваков»
Теракты в Казани
ЧП в ОП «Дальний»
Топ-300
Бунт в КАИ
Архив спецпроектов
Культура
Афиша
Спорт
Блоги
Бизнес-итоги-2015
Барышев vs Емельянов
МЧМ-2016
Конфликт с Турцией
Дело «Фона» и «Свея»
Ресторанная критика
26.01.2015 Гламурная экономика в России приказала долго жить
Интервью — Борис Титов, бизнес-омбудсмен и сопредседатель «Деловой России»
Интервью — Борис Титов, бизнес-омбудсмен и сопредседатель «Деловой России»
По словам Титова, доходность инвестиций в Россию снизилась еще до нынешнего кризиса, а решение ЦБ резко повысить процентную ставку окончательно затормозило деловую активность в стране
В кабинете уполномоченного президента по защите прав предпринимателей Бориса Титова висят соцреалистические полотна, воспевающие людей труда, — это из его личной коллекции. В принципе, идеи хозяина кабинета о том, как возродить российскую экономику, в какой-то степени рифмуются с верой советских хозяйственников в силу инвестиций, в том числе и за счет денежной эмиссии. Но Титов убежден, что как раз монетаризм по Милтону Фридману в исполнении Банка России — это вчерашний день, а на самом деле России нужны своя политика количественного смягчения и низкие процентные ставки. Как следует из его интервью «Ведомостям», это было бы лучшей защитой для российского бизнеса. Борис Титов
— В свое время у вас как у руководителя «Деловой России» были принципиальные разногласия с министром финансов Алексеем Кудриным. Сейчас вы поддерживаете с ним отношения? Приходится ли вам как уполномоченному по защите прав предпринимателей общаться с председателем Комитета гражданских инициатив?
— Поддерживаем, конечно, и лично я отношусь к нему с большим уважением. Не могу сказать, что мы часто общаемся: проводили несколько совместных мероприятий — например, вместе участвовали в заседании Столыпинского клуба «Деловой России», дискутировали на экономические темы с ним и [Михаилом] Прохоровым. Но по экономическим воззрениям его, конечно, бизнес не поддерживает. А мы в «Деловой России» выражаем взгляд именно бизнеса на экономику.
Теоретики то, что происходит в нашей экономике, трактуют по-своему, а практики, бизнесмены — по-своему. И надо сказать, что в итоге побеждает наш взгляд — он оказывается ближе к реальности, чем то, что нам говорят теоретики правящей либеральной школы. Хотя на самом деле это устоявшийся штамп — она не либеральная.

Февраль 2015.  8. Указание Банка России от 23.12.2011 № 2758-У «О размере ставки рефинансирования Банка России».

— А какая же она тогда?
— В конечном итоге не очень отличающаяся от советской по ментальности. Это российский взгляд на либеральную теорию в смешении с экономическим дирижизмом. Вся бюджетная политика, например, в чистом виде дирижизм: концентрация всех ресурсов в центре и отсутствие какого бы то ни было либерализма на местах. Свободы регионов практически нет, свободы бизнеса практически очень малы, государство проводит свою политику, опираясь на крупные компании, прежде всего в сырьевом и финансовом секторах.
Другими словами, для рынка у нас дирижизм, для дирижистов — либерализм, и это очень неправильно.
К сожалению, в последние годы эта политика по факту была направлена не на поддержку, а на сжатие рыночного сектора. И те негативные результаты этой политики для бизнеса, которые сейчас видны, мы предсказывали давным-давно.
— Кого вы подразумеваете под автором псевдолиберальной политики — руководство ЦБ, Минэкономразвития, Минфина, экономического блока правительства?
— Эта политика формируется не в едином центре, а отдельными решениями, направленными зачастую в разные стороны. Нет единой стратегии, нет единой программы. Ее пытались формировать, например, в «Стратегии-2020» — но это опять-таки несколько сценариев. Это не стратегия, это различные варианты развития экономики.
— Да, и она была в итоге отправлена на полку.
— Фактически да. Хотя, помните, формировали ее долго — какие экспертные ресурсы на нее были брошены! Мы тоже участвовали, готовили предложения о налогах. Но из них только одно было услышано — налоговый маневр, и то мы понимали под ним совершенно другое, нежели сейчас реализуется.
Экономике нужно было развитие рыночной системы. Сейчас можно признать: мы этого не добились. Вот вы спросили про Кудрина. Я считаю, что он совершенно заслуженно получил все свои награды в качестве лучшего министра финансов мира. То, что он делал на этом посту, принесло максимальный эффект: в 2002 г. прошла налоговая реформа, была налажена бюджетная дисциплина, бюджет реально начал получать доходы от экспорта сырья, часть дополнительных доходов от экспорта нефти начала оставаться в бюджете... Реально начали платить налоги в нашей стране, что самое важное. Просто целью этой политики была стабилизация. Его [Кудрина] задачей было вывести финансовую сферу из хаоса. Он это выполнил на 100% в 2005-2006 гг., за что и был тогда награжден всеми мыслимыми наградами. Но мы знаем, что в компании всегда должен быть не только финансовый директор, но и директор по развитию. Это практически всегда два антипода, в борьбе которых должна рождаться стратегия развития компании. Вот в данном случае Кудрин объединил в себе обе эти функции: он совмещал пост министра финансов с постом вице-премьера по экономическому развитию. И со второй функцией он справился уже совсем не так, как с первой. Тогда надо было от антикризисного менеджмента, политики затягивания поясов переходить к политике стимулирования роста частного рынка, конкуренции. Он не смог и не захотел этого сделать. В результате практически задушил бизнес экономически. Посмотрите на результаты его деятельности: экономика сырьевых и финансовых монстров в ручном управлении и еще чуть-чуть неторгуемых отраслей (не имеющих конкуренции с импортом) — недвижимость, конечно, торговля и различные услуги, банки и много ресторанов, практически все остальное завозим по импорту — гламурная экономика.

О ставке рефинансирования Банка России. 19.11.08 17:06. Отдел новостей ИА "Клерк.Ру".  25.02.2015В Карелии в пользу налоговых органов судами рассмотрено 99,2% исков.

К сожалению, все наши попытки на него повлиять в то время, чтобы перестроить экономику, чтобы она ушла от сырьевой зависимости, не удались. Да, доходы от растущей нефти были перераспределены так, чтобы создать резервы на будущее. Алексей Кудрин
Кстати, мы ему (Кудрину) говорили: не нужны нам ваши резервы, если боитесь, что их украдут в виде инвестиций, хотя бы не вытягивайте из нас деньги на развитие налогами, ставками рефинансирования, тарифами монополистов, на что получали ответ: нет, бюджет дороже — это выпадающие доходы. Фетиш бюджета — кстати, монетаристской либеральной школы — нашими был доведен до совершенства. Но только фетишизировать надо не бюджет государства, а бюджет страны — всех вместе: и государства, и бизнеса, и домохозяйств и развивать их всех. Кстати, самые либеральные страны со своими QE [политикой количественного смягчения] уже это хорошо поняли. Но мы-то в бизнесе хорошо знаем: чтобы вырастить пшеницу, надо сначала купить и посеять зерно, сначала вложить инвестиции. К сожалению, на это мы всегда получали два ответа: 1) если мы будем инвестировать, это вызовет рост инфляции; 2) все будет съедено коррупционной рентой и уйдет на офшорные счета. Мы ему доказывали, что это не так — в мире идет конкуренция за инвестиции, и тот, кто привлечет больше, выигрывает. Если мы не умеем абсорбировать эти инвестиции, если мы не умеем дать людям получать прибыль, тогда мы вообще не можем конкурировать в мировой среде. Это же задача государственных управленцев — сделать так, чтобы рост инвестиций не ускорил инфляцию и чтобы они не ушли на офшорные счета. И задача вполне решаемая, как показывает опыт других государств. А у нас получается, что либеральные меры принимаются одновременно с дирижистскими — и ни то ни другое в итоге не работает.
Наши же денежно-кредитные власти, регулируя валютный курс, идут просто по учебнику Милтона Фридмана. Причем начало казаться, что сегодня у Алексея Леонидовича взгляды поменялись, но у нас с ним недавно была дискуссия на сочинском форуме, опять на старые темы. Да и он ведь поддержал недавнее повышение процентной ставки. Согласиться мы с этим не можем. Большинство экономистов, работающих и в частных банках, и эксперты, и в бизнесе в один голос говорят: это была ошибка.
— Подождите, многие банкиры как раз поддержали повышение ставки, они говорили, что просто это нужно было сделать раньше.
— Крупные банки — понятно почему, и то не все. Те, с кем я общаюсь, второй эшелон — нет. Дело в том, что механический перевод денежно-кредитной политики, которая применяется сегодня в США и Западной Европе, на российские реалии не помогает экономике России. У них развитая, глубоко проинвестированная экономика, поэтому рост процентной ставки имеет прямое влияние на рост инфляции: если становится чуть выгоднее инвестировать, это сразу отражается на инфляции. Но это происходит тогда, когда рынок есть и развита конкуренция! Наша же экономика сейчас — это как экономика США 1970-х. Тогда применялись совершенно другие инструменты. И инфляция была значительно выше. Потому что на росте инфляция всегда будет выше. И в этом ничего плохого нет.
Сегодня надо таргетировать рост. Слава богу, нас услышал президент и сказал в послании, что Центробанк должен (как в Норвегии, например) таргетировать два показателя: инфляцию и рост ВВП.
— Но ведь с помощью резкого повышения ставки ЦБ удалось сбить панику на валютном рынке — помните, курс евро перед этим подскочил до 100 рублей.
— Стоп, стоп! 100 рублей за евро было после повышения ставки. Именно повышение ставки, да еще не поддержанное интервенциями, обвалило рынок. Потом настала стабилизация — да. Но это равновесие при невмешательстве государства и так бы наступило, а они запустили чудовищный процесс пересмотра ставок, который разрушает экономику.
Курс естественно меняется с изменением цен на нефть. Ведь на самом деле от цен на нефть зависит 85 процентов российской экономики. Вся экономика росла на нефтяном спросе. Это были деньги, непосредственно получаемые от экспорта

30.01.2015, 16:36Центральный банк России снизил ключевую ставку рефинансирования с 17% до 15% со 2 февраля 2015 года. 2 февраля 2015

Указание Банка России "О размере ставки рефинансирования Банка России" (до 19.06.2007 года - Телеграмма Банка России), в котором сообщена ставка. с 14 сентября 2012 г. 8.25.

17.04.2015 Главная -> 2015 год -> Банки -> Новости + Ставка рефинансирования. Ищите информацию о том, какова будет ставка рефинансирования в мае 2015 года?