Меню Рубрики

Как останавливают кровотечение во время операции

Надо помнить, что у больных, которые попадают к хирургу, все описанные выше моменты усугубляются двумя обстоятельствами: тяжестью состояния больных, создающей напряженную обстановку, и наличием мощных сращений, нарушающих топографические взаимоотношения и затрудняющих выделение и перевязку сосудов в сложной анатомической области. Вот почему операции на легких должна предшествовать длительная упорная работа на трупах и детальное ознакомление с литературой этого вопроса.

На 256 операций на легком мы встретили следующие осложнения во время операции и в послеоперационном периоде: шок — 30 раз; мощное кровотечение на операционном столе — 13 раз; воздушную эмболию — 2 раза; пневмонию и ателектаз — 21 раз; бронхиальный свищ — 24 раза; ранение пищевода — 2 раза; нагноение рапы с последующей эмпиемой — 16 раз; хондриты реберных хрящей — 9 раз; асфиксию — 1 раз.

Внимательно изучив свои клинические наблюдения и большую литературу об операционных осложнениях, мы считаем возможным разобрать более подробно этот вопрос, чтобы наметить пути профилактики операционных осложнений и борьбы с ними.
К наиболее опасным осложнениям операционного периода надо отнести: 1) кровопотерю, 2) шок, 3) воздушную эмболию, 4) остановку сердечной деятельности, 5) асфиксию и 6) аноксемию.

К осложнениям послеоперационного периода: 1) вторичный шок, 2) вторичное кровотечение, 3) асфиксию, 4) послеоперационный ателектаз и пневмонию, 5) бронхиальный свищ, 6) подкожную и медиастинальную эмфизему и т. д.

Кровопотеря во время операции может произойти при ранении или разрыве крупного сосуда, при соскальзывании лигатуры или постепенно из мелких сосудов — при рассечении спаек, разделении корня легкого, ранении паренхимы легкого. Та и другая угроза вполне реальны и заслуживают самого тщательного обсуждения.

Крупный сосуд может быть поранен при разделении спаек вблизи корня легкого. Спайки, особенно при хронических гнойных заболеваниях легкого, бывают столь мощные, что меняют топографические отношения и внешний вид тканей, а иногда совершенно невозможно отличить корень легкого от спайки между висцеральной и медиастинальной плеврой. В таком случае легко надсечь крупный сосуд корня легкого или доли.

Иногда при перевязке главной ветви легочной артерии мы берем на провизорную лигатуру верхнедолевую ветвь и стремимся осторожно приблизить главную ветвь легочной артерии и обойти ее пальцем. При мощных спайках вблизи корня легкого артерия может оказаться совершенно неподвижной, и энергичное потягивание за долевую ветвь может привести к разрыву или полному отрыву этой ветви.

Такое осложнение мы наблюдали два раза, но в одном случае мы захватили проксимальный конец оторвавшейся ветви и перевязали его, а во втором, когда долевая ветвь оторвалась у самого основания и получился дефект в стенке легочной артерии, мы наложили зажим на ствол и только после этого наложили лигатуру на главную ветвь.

Ввиду того, что стенки сосудов чрезвычайно тонки, при раздельном перевязывании сосудов корня легкого или доли может произойти разрыв их. При попытке обойти сосуд иглой Дешампа разрыв возникает из-за ничтожности рыхлого слоя клетчатки, отделяющего сосуд от других структур корня легкого, а при рубцовых изменениях в корне легкого этот слой и совсем исчезает. Поэтому выделение сосуда нужно производить инструментом типа почечного зажима с тупыми браншами или просто пальцем, соблюдая большую осторожность.

В некоторых случаях высокого распространения опухоли по бронху сосуды легкого лежат на опухоли, как бы распластанные на ней, и последняя может не только вплотную быть припаянной к сосуду, но и прорасти его стенку. При таком положении даже самое осторожное выделение сосуда может дать кровотечение из задней стенки и поставить хирурга в затруднительное положение, так как при начавшемся кровотечении можно форсировать выделение сосуда и полностью разорвать его.
Такая хрупкость сосудов наблюдается иногда даже в случаях, когда опухоль не проросла его стенки, а, повидимому, вследствие атрофии от давления.

источник

Кровотечение в брюшную полость явилось самым частым осложнением лапароскопической холецистэктомии. По ходу операции оно возникло у 157 больных (сюда не включены ранения сосудов, рассматривавшиеся в преды­дущем разделе). В большинстве случаев источником кровотечения оказались небольшие сосуды, но осуществить гемостаз лапароскопическим способом не удалось, в связи с чем была предпринята лапаротомия (табл. 7).

Чаще всего неконтролируемое кровотечение возникало из печеночного ложа желчного пузыря, причём в большинстве случаев оно расценивалось как венозное. Такое осложнение наблюдалось преимущественно при глубоком рас­положении пузыря в паренхиме печени. У двух больных интенсивное кровотечение возникло на фоне цирроза печени. По нашему мнению, подходить к выбору лапароскопического способа холецистэктомии при циррозе печени следует очень осторожно. Наиболее безопасна в таких случа­ях операция по методике Прибрама, поскольку при типичной холецистэктомии, как традиционной,

ТАБЛИЦА 7.Источники кровотечения, явившегося причиной лапаротомного завершения лапароскопической холецистэктомии

Источник кровотечения Количество
Сосуды печеночного ложа желчного пузыря
Пузырная артерия
Сальниковые сосуды
Мелкие сосуды гепатодуоденальной связки
Всего 157(0,93%)

так и лапароскопической, вероятность диффузного, трудно контролируемого кровотечения из ложа чрезвычайно велика.

Кровотечение из пузырной артерии побудило хирургов к лапаротомии в 49 случаях. У12 больных своевременно не верифицированная и пересеченная пузырная артерия располагалась атипично, либо имелась добавочная пузырная артерия.

В четырех наблюдениях лапароскопически не удалось клишировать сальниковые сосуды, поврежденные при разделении сращений с печенью и желчным пузырем. Нараставшая гематома сальника послужила поводом к конверсии.

Дважды переход на лапаротомию обосновывался опасностью электрокоа­гуляции сосудов, располагавшихся вдоль стенки общего печеночного протока.

Массивные кровотечения встречались нечасто. После операции лишь в четырех случаях констатирована кровопотеря средней степени тяжести, у большинства же пациентов она была расценена как легкая или незна­чительная.

При традиционной холецистэктомии аналогичные по локализации и интенсивности кровотечения обычно легко контролируемы и не расцени­ваются как осложнения. Мы же относим такие случаи к осложнениям лишь с той точки зрения, что эти ятрогенно возникшие состояния не позволили завершить операцию лапароскопическим способом и лишили больных тех пре­имуществ, которые сулило им применение эндовидеохирургической техно­логии.

Количество переходов на лапаротомию в связи с интраоперационным кровотечением к концу анализируемого трехлетнего периода уменьшилось почти вдвое — с 71 в 1997 году до 36 в 1999 году.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10287 — | 7617 — или читать все.

195.133.146.119 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

Кровотечение — это одно из самых опасных для жизни организма осложнений. Оно может быть следствием случайного ранения или повреждения во время операции артерий, вен и паренхиматозных органов; аррозии крупного сосуда в гнойной ране или язве; разрыва аневризматически расширенной артерии или венозного варикозного узла; а также повышенной ломкости или проницае­мости стенок кровеносных сосудов, особенно в условиях нарушения со стороны свертывающей системы крови.

Проблема диагностики и остановки кровотечения сложна и многогранна, ей посвящены многочисленные монографии, поэтому я ставлю перед собой лишь небольшую, но важную и совершенно конкретную задачу — дать советы хирургу, как ему следует действовать во время операции, осложнившейся кровотечением. Тем более, что эти действия в руководствах почему-то не описывают.

Если хирург обрабатывает рану или производит операцию на конечности, то в этом случае он сразу и сравнительно легко может контролировать артериальное кровотечение и кровотечение из центрального конца вены с помощью жгута или пальцевого прижатия сосуда (при венозном кровотечении из дистального конца вены жгут следует наложить на конечность дистальнее раны). Затем широко раскрытую помощником рану тщательно осушивают от крови с помощью электроаспиратора или марлевых салфеток.

Перед тем, как распустить жгут, ко всей раневой поверхности прижимают свежие слафетки и, постепенно ослабляя жгут, наблюдают, в каком месте раны они начинают пропитываться кровью прежде всего. Это уже ориентировочно покажет вам место кровоточащего сосуда. Хирург держит наготове кровоостанавли­вающий зажим, а помощник быстро снимает салфетку с крово­точащего участка. Если место кровотечения обнаружено, а сам кровоточащий сосуд не виден, то зажим накладывают en masse. После этого, постепенно снимая салфетку с остальной части раны, устанавливают места других кровоточащих участков и на них также накладывают зажимы.

Если при этом сильное кровотечение возобновилось и вы не успели обнаружить его источник, жгут следует затянуть и всю процедуру проделать вновь до тех пор, пока не добьетесь полной остановки кровотечения.

Теперь предстоит проделать второй этап гемостаза — обнару­жить и перевязать непосредственно сам кровоточащий сосуд. Дело в том,что пересеченный сосуд сокращается и в результате этого обычно погружается в глубину мышечного массива. Поэтому зажим, наложенный en masse, может не пережать сам сосуд, а только прижать к нему мышцу, что временно остановит крово­течение. Если мы после этого наложим лигатуру на всю захва­ченную зажимом массу тканей, сам кровоточащий сосуд окажется как бы только тампонированным этими тканями. В любой момент мышцы могут сместиться, просвет сосуда откроется и кровотечение возобновится. Правда, в этом случае чаще всего кровь не изливается непосредственно в рану, а образуется межмышечная гематома, но гематома — это тоже весьма неприятное осложнение. Поэтому хирургу очень желательно увидеть сам кровоточащий сосуд и изолированно перевязать его.

С этой целью перед снятием зажима, наложенного en masse, ассистент должен двумя тупферами произвести достаточно сильную ретракцию мышц, как можно ближе к участку, где заложен зажим. Хирург правой рукой снимает зажим, а левой с помощью маленького плотного тупфера сдвигает ткани, стремясь увидеть сосуд. После того, как сосуд обнаружен, его захватывают зажимом и перевязывают, или коагулируют.

К сожалению, в некоторых случаях, несмотря на все стара­ния, выделить и изолированно перевязать сосуд не удается. Тогда применяют метод «обкалывания» сосуда. Для этого на ткани вокруг кровоточащего сосуда накладывают кисетный или П-образный шов. При этом иглу следует вводить поглубже с тем, чтобы при затягивании шва последний обязательно захватил бы и сосуд. Естественно, что при накладывании зажима и шва en masse следует следить, чтобы в него не попали нервы и другие не подлежащие перевязке образования.

В тех случаях, когда в ране кровоточат лишь мелкие сосуды, обычно нет необходимости накладывать жгут. Хирург на секунду прижимает марлевым тупфером кровоточащее место, затем быстро убирает тупфер, в этот момент ассистент отчетливо видит кровоточащую точку, захватывает ее пинцетом и электрокоагулирует. Таким же образом последовательно поступают с остальными мелкими кровоточащими сосудами.

Вы, несомненно, неоднократно наблюдали, что после рассече­ния тканей мелкие сосуды в результате их спазма в ответ на гравму обычно сразу не кровоточат. Как правило, этот период длится несколько секунд, но иногда затягивается надолго, особенно если хирург при выполнении местной анестезии в раствор добавляет адреналин. Поскольку спазм мелких сосудов иногда держится до момента зашивания раны, у больного после операции может образоваться гематома. Поэтому использовать местно спазмогенные препараты вряд ли стоит рекомендовать, а перед за­шиванием раны необходимо тщательно проконтролировать гемостаз.

В случае ранения магистрального сосуда на него с целью восстановить кровоток должен быть наложен сосудистый шов. Поэтому, чтобы не раздавить стенку сосуда для его пережатия следует использовать только атравматические зажимы, сжимая их минимально — на один-два зубчика кремальеры.

Если вы не владеете техникой наложения сосудистого шва или протезирования сосуда, то можно выполнить временное протези­рование, для чего в оба конца пересеченной артерии вставляет­ся полихлорвиниловая трубка от системы для переливания крови. Трубка берется намного длинее, чем дефект в артерии, тогда можно из нее сделать петлю. Благодаря этому, трубку легче вставить в концы артерии и временно фиксировать там наружными лигатурами (рис. 15).

Значительно сложнее бывает справиться с кровотечением, на­ступившим во время хирургического вмешательства в брюшной полости или в забрюшинном пространстве, особенно у тучных больных, когда угол операционного действия мал, а глубина раны большая. При начавшемся массивном кровотечении прежде всего необходимо быстро взять в руку большую салфетку и вслепую сильно прижать ее к предполагаемой области кровотечения. Обычно после нескольких неудачных попыток все-таки удается если не прекратить, то хотя бы значительно уменьшить кровоте­чение.

Рис. 15. Временный шунт в дефекте артерии.

Пока таким образом кровотечение временно остановлено, в случае, если хирургический доступ мал или неудачен, помощник должен быстро расширить рану, а анестезиолог ввести необходи­мое количество релаксантов и провести управляемую гипотонию. Должен быть подготовлен и проверен в работе электроаспиратор, а также обязательно предусмотрена возможность реинфузии крови больному. Необходим запас крови, ее препаратов или кровезаме­нителей для быстрого их переливания. Следует также проверить качество освещенности операционного поля, а в случае необходи­мости включить в хирургическую бригаду дополнительного ассистента. Только после такой подготовки, проведенной очень четко и быстро, можно приступить к надежной окончательной ос­тановке кровотечения.

Помощники максимально широко, а главное, равномерно откры­вают рану на всю глубину. Это делают с помощью брюшных зеркал, длина которых должна приблизительно соответствовать глубине раны. Слишком длинные зеркала употреблять невыгодно, т.к. они искусственно углубляют рану. Чтобы предупредить выскальзывание кишечных петель, под зеркала подкладывают, мар­левые салфетки. Таким образом, удается раскрыть рану во все юроны, кроме той стороны, где хирург или его помощник прижимают кровоточащий сосуд. Включают электроаспиратор ( ели есть такая возможность, то лучше два), хирург и его помощники держат наготове различные кровоостанавливающие инструменты: обычные зажимы, зажим для глубоких полостей (кстати, очень удобный для этой цели), зажим Федорова, окончатый зажим. Такое разнообразие инструментов необходимо потому, что неизвестно, какой из них в данной ситуации окажется наиболее эффективным.

Наконец, когда всё и все готовы, можно начать освобождать прижатый сосуд. Тут возможны два варианта. При одном — хирург начинает медленно сдвигать салфетку, прижатую к кровоточаще­му участку, пока не появится струя крови, ориентируясь на которую, на сосуд пытаются наложить зажим. При другом — хирург резким движением убирает салфетку, что в некоторых случаях позволяет кровоточащий сосуд увидеть более отчетливо. Однако при любом варианте следует помнить, что та сторона раны, где располагалась рука хирурга, прижимающая кровоточащий сосуд, не открыта зеркалами, и если рука будет убрана полностью, то внутренности моментально закроют место кровотечения. Поэтому рука должна продолжать оттеснять внутренности до тех пор, пока она не будет заменена брюшным зеркалом.

Читайте также:  Свечи нео анузол при кровотечении геморроя

Если первая попытка не удалась, следует все подготовить и попытаться вновь захватить сосуд или хотя бы область кровотечения, а затем, осторожно препарируя ткани, все-таки найти раненый сосуд и изолированно тщательно перевязать его. При этом следует внимательно смотреть, чтобы в лигатуру или шов не попали бы нервы и другие важные образования, располагающиеся вблизи него.

Несколько лет назад мне пришлось оперировать не в нашей больнице очень тучную больную с хроническим калькулезным холециститом. Операция протекала тяжело, т. к. больная была ранее неоднократно оперирована на органах верхнего этажа брюшной полости. Методом «от дна» был удален желчный пузырь. По ходу операции ассистент ошибочно снял зажим с неперевязанной пузырной артерии. Началось значительное кровотечение. Глубокая рана, малый угол операционного действия, помощники, с которыми я не привык работать, — все это создавало трудности и остановке кровотечения.

После нескольких неудачных попыток область кровотечения, наконец, была захвачена зажимом для глубоких полостей где-то в воротах печени. Для надежности гемостаза я наложил под зажимом П-образный шов, который завязал при удалении зажима. Изолированно кровоточащий сосуд выделить мне не удалось. По-видимому, он сократился и ушел в глубину жировой клетчатки печеночно-двенадцатиперстной связки. Кровотечение было надеж­но остановлено, однако на вторые сутки у больной было установлено наличие механической желтухи. Рентгеноконтрастное исследование, выполненное с помощью РПХГ, показало полную блокаду правого печеночного протока. Во время повторной опе­рации с него была снята лигатура, в общий желчный проток поставлен дренаж по Керу. Больная поправлялась трудно и долго.

Особенно массивные кровотечения сопровождают ранения нижней полой и воротной вены, аорты, подвздошных вен и артерий. В некоторых случаях кровотечение через операционную рану удается остановить только временно, путем прижатия рукой или грубого захвата зажимом en masse. А ведь при ранении этих сосудов нужно не только просто остановить кровотечение, но наложить сосудистый шов или даже вшить протез, чтобы восстановить магистральный кровоток. Поэтому, если известно, какой сосуд ранен, то после временной остановки кровотечения необходимо открыть сосуд на протяжении как центральнее, так и дистальнее места ранения, для того, чтобы наложить на него атравматические кровоостанавливающие зажимы или использо­вать для пережатия турникеты, и лишь затем вновь ревизовать место ранения. Только в спокойной обстановке без кровотечения, заливающего операционное поле, можно осуществить адекватную операцию по восстановлению магистрального кровотока.

В некоторых случаях, когда хирург не владеет техникой сосудистого шва, а временное протезирование невозможно, он может наложить на концы пересеченного магистрального сосуда атравматические зажимы и вызвать на себя ангиохирурга. Для того, чтобы за это время не наступила критическая ишемия конечности или органа, получающего кровь от пересеченного сосуда, можно рекомендовать создание местной гипотермии путем обкладывания конечности или органа пузырями со льдом (для внутренних органов — с помощью стерильных полиэтиленовых пакетов, наполненных крошеным льдом).

Приведу совершенно необычный случай транспортировки больного по железной дороге за 200 км с наложенными на пере­сеченную аорту зажимами (полностью опубликовано в журнале-«Хирургия» N 11 за 1963 г.).

Больной 47 лет поступил 24.01.62 г. в 2 часа ночи. Накануне в 12 часов дня он был оперирован в больнице одного из городов. Челябинской области по поводу, якобы, забрюшинной опухоли. При попытке выделить заднюю стенку опухоли началось сильное кровотечение. Хирургу с большим трудом удалось справиться с кровотечением, оставив на концах сосудов кровоостанавливающие зажимы.

В сопровождении двух медицинских сестер больной поездом доставлен в Челябинск. В направлении было указано, что повреждена правая наружная подвздошная артерия. Однако, когда я снял швы с раны (была выполнена средняя срединная лапаротомия) и отделил уже достаточно прочно припаявшиеся к инструментам и тампонам тонкую кишку и сальник, то увидел, что не подвздошная артерия, а брюшная аорта была полностью пересечена на 3 см выше ее бифуркации. Оба конца аорты были закрыты зажимами и под ними перевязаны толстым шелком. Я также обнаружил и удалил округлое образование размерами 10х12х6 см, имевшее сообщение с правой общей подвздошной веной. После удаления этого образования на дефект в стенке вены длиной 1,5 см наложил боковой шов. Затем дистальный конец аорты и обе общие подвздошные артерии перекрыл Г-образными зажимами, после чего снял зажимы и лигатуры, наложенные оперировавшим хирургом. Удалил тромб из центрального конца аорты и после отсасывания сгустков из подвздошных артерий получил из них ретроградный кровоток.

Размятые концы аорты были иссечены, после чего образовался дефект между аортой и подвздошными артериями длиной 5 см. В него я вшил самодельный протез из айвалоновой губки, подкрепленный капроном (фабричные протезы в то время не выпускали). Кровоток был полностью восстановлен, что подтверждалось наличием пульсации артерий стоп. Гистологическое исследование подтвердило наше предположение относительно аневризмы аорты.

Конечно, ни в коем случае не нужно было транспортировать такого больного по железной дороге, а следовало вызвать ангиохирурга на себя с помощью санитарной авиации. Тем не менее, нельзя не отметить, что в этой крайне сложной ситуации хирург окончательно не растерялся и нашел выход из создавшегося положения.

Возможны случаи, когда после тщательного гемостаза кровотечение, казалось бы, надежно остановлено, и хирург зашивает «сухую рану», но в послеоперационном периоде вновь развивается массивное кровотечение. Причины этому могут быть следующие: сдавление крупных сосудов мощными ретракторами или ранорасширителями; сложное положение больного на операционном столе, когда раненые сосуды оказываются прижатыми перерастянутыми тканями самого больного; ненадежное тромбирование крупного сосуда, ну и, наконец, неадекватный контроль гемостаза перед концом операции, когда у больного сохраняется низкое артериальное давление.

Больная С. была оперирована 25.02.91 по поводу эхинококка хвоста поджелудочной железы. Она жаловалась на боли в левой половине живота, где у нее пальпировалось умеренно болезненное, округлое образование размерами 10х12 см, плотное, с гладкой поверхностью. По данным ультразвукового исследования образова­ние располагалось в области хвоста и тела поджелудочной железы. Реакция с эхинококковым диагностикумом оказалась положитель­ной.

Средне-срединным доступом была вскрыта брюшная полость, после рассечения желудочно-поперечноободочной связки легко обнаружено образование, располагавшееся тотчас ниже поджелудочной железы в забрюшинном пространстве. На эхинококк оно не и походило и было совершенно неподвижным. С большими труднос­ти образование частично тупым, частично острым путем было выделено и удалено. Удаление его сопровождалось значительным кровотечением, а в последний момент со стороны аорты дополнительно ударила мощная струя крови. Последняя била из культи довольно крупного сосуда, отходящего от аорты, по-видимому, к удаленному образованию. На сосуд был наложен зажим, и сосуд перевязан. Перевязаны были еще две крупные вены. Путем обкалывания и электрокоагуляции было остановлено паренхиматозное кровотечение на участках тела и хвоста поджелудочной железы, примыкавших к опухоли. Кровотечение было полностью остановлено, полость, образовавшаяся в забрюшинном пространстве, была тампонирована, поставлен дренаж целью контроля гемостаза и рана ушита.

Артериальное давление к концу операции было 80/60мм. рт. ст., хотя кровопотеря была замещена с избытком. Срочное гистологическое исследование показало, что была удалена аденома мозгового слоя надпочечника. Поэтому больной сразу были назначены гормоны. В результате этого артериальное давление вскоре подняли до нормальных цифр. Однако через 3 часа оно начало резко снижаться, появилась резкая тахикардия, при перкуссии в брюшной полости определялась жидкость. Хотя по дренажу кровь не выделялась, было ясно, что у больной возоб­новилось кровотечение.

Больная взята на операционный стол. В животе было обнаружено около двух литров крови, которую удалось реинфузировать. Кровотечение происходило из двух позвоночных артерий и вены, отходящей от левой почечной вены, по-видимому, надпочечниковой.

Полагаю, что если бы мы прежде, чем закрывать рану, дождались нормализации артериального давления, то смогли увидеть кровотечение из оставшихся неперевязанными сосудов.

источник

Разрезая ткани, хирург, несомненно, столкнется с кровотечением. Кровотечение во время операции становится осложнением только тогда, когда его интенсивность невозможно контролировать обычными приемами (например, промоканием) или когда не виден его источник. Если же осложнение наступило, очень важны правильные, быстрые, точные действия хирурга и всей операционной бригады. Ни в коем случае нельзя теряться, так как временной фактор в этой области хирургии чрезвычайно важен. Промедление может привести к непоправимым последствиям.

Кровотечения, осложняющие операцию, могут быть артериальными и венозными. Артериальное кровотечение случается редко. Для его возникновения необходимо ранение крупного кровеносного сосуда. В том случае, когда источник кровотечения четко определен, его ликвидируют зашиванием раны сосудистым швом. Если же хирург диагностирует артериальное кровотечение, источник которого не совсем понятен, необходимо добиться временной остановки кровотечения. Первым действием, оказывающим помощь больному, является прижатие кровоточащего места к ближайшей кости.

Рассмотрим, к примеру, кровотечение, возникшее в области таза, которая, как известно, обильно кровоснабжается. Для временной остановки такого кровотечения необходимо прижать аорту к позвоночному столбу. При правильном проведении этого приема всякое кровотечение в тазу должно прекратиться. Прижатие аорты производится в месте, расположенном выше деления этого сосуда и ниже отхождения почечных артерий. Аорта придавливается с помощью марлевого компресса к позвоночнику до окончательного закрытия ее просвета. Если надавливать сильно, то руки устают, а пальцы немеют. Очень скоро возникает потребность в перемещении рук, что, несомненно, будет сопровождаться рецидивом кровотечения.

Прижатие аорты позволяет очистить поле операции от крови и сгустков. Затем, осмотрев рану, можно отыскать кровоточащие места, наложить на них зажимы, которые потом заменяют лигатурами.

Успех операции во многом зависит от умения хирурга (ассистента) быстро промокать кровь, заливающую операционную рану. Как правило, это делается одним четким движением. После промокания крови необходимо резко убрать тампон с операционного поля, чтобы внимательно рассмотреть источник кровотечения и наложить кровоостанавливающий зажим или лигатуру.

Лигатурой (рис. 1.28) называют нить, наложенную на кровеносный сосуд или другой полый орган для сужения его внутреннего просвета. Кровеносный сосуд или полый орган, на который наложена лигатура, называется лигируемым сосудом (органом), а сама процедура наложения лигатуры-лигированием сосуда (органа) или просто перевязкой. Применение лигатуры в хирургии связано с именем французского хирурга Амбруаза Паре (1509-1590). Он впервые вместо перекручивания или прижигания сосудов при ампутациях использовал перевязку сосудов нитями.

Кровоточащие сосуды в ране захватывают зажимами. Для перевязки сосуда ассистент вначале поднимает кровоостанавливающий зажим, устанавливает его перпендикулярно к тканям, а хирург проводит под концом зажима лигатурную нить. Затем при завязывании и затягивании первой петли узла, для предупреждения соскальзывания лигатуры, ассистент приподнимает конец зажима с сосудом над тканями (приподнимает «носик» зажима). После завязывания первой петли узла снимают кровоостанавливающий зажим и окончательно формируют узел. Излишки нити отсекают.

Изолированная лигатура сосудов делается по общим правилам оперативной хирургии. Конец сосуда фиксируется двумя пинцетами и затем завязывается. Во время изолирования этот конец удерживается с помощью кровоостанавливающего зажима ассистентом. Впрочем, такое изолирование применяется редко. Обыкновенно завязывают все то, что захвачено кровоостанавливающим зажимом. Если артерия маленькая, то в последствии осложнения, как правило, не наблюдаются. В случае манипуляции на крупном сосуде (например, a.uterina при гинекологических операциях) истинное изолирование очень необходимо.

При завязывании лигатур, наложенных на изолированные сосуды, узлы рекомендуется завязывать настолько туго, чтобы intima артерий перерезалась и тем самым обеспечивались хорошие условия для образования тромба. Теоретически это совершенно верно, но практически допускаются исключения. К примеру, при атеросклеротическом перерождении сосудов туго наложенная лигатура может «перекусить» сосуд и его придется снова перевязывать.

Независимо от того, тонкая или толстая взята нитка, при тугом накладывании лигатуры en masse может произойти перерезание тканей. Это происходит не только сразу после завязывания, но и спустя некоторое время. Возможно, что причиной этого является асептическая воспалительная реакция, которая сопровождается отеком.

При перевязывании тканей (обычно не слишком туго) большое значение имеет хороший и надежный узел. Как правило, лигатура не функционирует по двум причинам: или узел ослабевает, или произойдет прорезание ткани. Соскальзывание лигатуры во внимание не берется, поскольку оно может случиться лишь во время операции. В послеоперационном периоде такие случаи практически не отмечаются, особенно если обращать внимание на правильный выбор нитей, избегать стягивания большого количества тканей и завязывания широких ножек. Сама по себе хорошо завязанная лигатура ослабиться не может из-за воспалительной реакции, сопровождающейся отеком тканей.

По этой причине лигатура, спустя некоторое время, может стать лишь более тугой. Исключение составляют кетгутовые нити. Их размокание в ране приводит к увеличению растяжимости. При проведении хирургических манипуляций это до определенной степени даже желательно, так как «позволяет» тканям отекать от воспалительной реакции. Однако, если вместе с тканями захвачен большой сосуд, такое ослабление может привести к кровотечению. Поэтому завязывать кетгутовой нитью, особенно толстой, не рекомендуется.

Иногда наложить лигатуру не представляется возможным и приходится прошивать кровоточащее место. Для этого накладывают погружной шов, или шов, проходящий через кожу, слизистую или серозную оболочки. В обоих случаях, в сущности, получается лигатура en masse.

Обкалывание погружным швом, как правило, применяется на больших сосудах, при опасности соскальзывания простой лигатуры или перерезания сосуда вследствие хрупкости, вызванной атеросклерозом. Небольшие сосуды обкалывают лишь в тех случаях, если они слишком малы для их отдельного перевязывания, а от сдавливания кровоостанавливающим зажимом кровотечение не прекратилось.

Необходимо запомнить как общее правило, что лигатуры накладываются только на кровоточащие сосуды. Нет никакого основания для лигирования тех из них, которые не кровоточат, и кровоточить не могут. Поэтому, перевязывать следует лишь артерии. Перевязывать вены (для остановки венозного кровотечения) необходимо только в исключительных случаях: 1) с целью профилактики воздушной эмболии — вены шеи; 2) с целью предупреждения инфекционного распространения — вены таза; 3) при экстирпации почки целесообразно лигировать vena renalis; 4) при экстирпации селезенки — vena lienalis; 5) при ранении — venae iliacae internae или venae iliacae communis. В последнем случае накладывается пристеночная лигатура точно так же, как на шейных венах.

С целью гемостаза нет никакой необходимости перевязывать другие вены. Да это и понятно: если артерии, приносящие кровь к этим венам перерезаны или перевязаны, то кровь в них уже не поступает, а значит, кровотечения быть не может. Обратный ток крови в венах сопровождается кровотечением только в вышеперечисленных сосудах.

Читайте также:  Кровотечение изо рта у кошки причины

Методы остановки венозного кровотечения из перерезанных стволов особого описания не требуют: это делается по общим правилам, с помощью лигатуры или обшивания. При ранении крупных вен, начиная с vena iliaca communis, перевязывать сосуды невозможно. Если же кровотечение не останавливается от легкой тампонации, рекомендуется наложить пристеночную лигатуру, или зашить повреждение тонкой нитью сосудистым швом.

Чрезвычайно опасно фиксировать боковое повреждение вены кохеровским зажимом или любым другим инструментом с острыми колющими браншами. При этом происходит достаточно сильное повреждение и его приходится перехватывать глубже. Накладываемая лигатура может существенно уменьшить просвет сосуда. Поэтому для фиксации боковых повреждений вен предпочтительнее пользоваться специальным инструментом или, в крайнем случае, корнцангом.

После наложения шва или лигатуры просвет периферического конца вен перестает зиять и спавшаяся intima этих сосудов скоро срастается в результате асептического воспаления. Наложение лигатуры на периферический конец вены, как уже было сказано, совершенно излишне, так как приводящие артерии уже перерезаны. В противном случае завязывание центрального конца вены может только усилить кровотечение, поскольку при этом легко сдавливаются анастомозы, лежащие глубже. Кровь, которая свободно по ним протекала вверх в систему venae cavae, направляется в боковые ветви, которые начинают кровоточить, если в них нет заслонок (например, тазовые вены).

Нежелательно и обшивание вен. Это чревато проколом небольшой веточки. Хотя кровотечение и не начнется, но может инициироваться образование тромба, а впоследствии phlegmatia alba dolena, т.е. тромб уже большой вены.

Все же, при необходимости наложения лигатуры, очень важно помнить: чем тоньше накладываемая лигатура, тем лучше (остается инородное тело меньшего объема). Но, в то же время, тонкие нити нередко рвутся. Поэтому очень важно найти нить, толщина которой оптимально соответствовала бы оперативному приему. В этом проявляется грамотность хирурга.

Во время лапароскопического вмешательства, кроме прочих правил гомостаза, очень важно оценить кровопотерю. Для этого необходим некоторый опыт. С одной стороны, увеличение видеоизображения создает обманчивое впечатление обильного кровотечения, хотя оно незначительно.

С другой — кровотечение во время лапароскопии, даже самое небольшое, никогда не следует недооценивать. Неадекватная оценка объема кровопотери и излишняя самонадеянность могут привести к потере драгоценного времени. Будет упущен шанс для своевременного перехода к лапаротомии.

При остановке кровотечения во время лапароскопических операций распространенными ошибками являются «слепое» клипирование, захватывание тканей зажимом или коагуляция без четкого визуального контроля.

Остановку кровотечения следует производить только при несомненной визуальной идентификации и аккуратного отведения источника кровотечения от окружающих тканей. Обеспечить адекватный гемостаз можно только после того, как источник кровотечения обнаружен. Для его остановки целесообразно пользоваться инструментами, включающими в себя одновременно и коагулятор, и отсос.

Так как при продолжающемся кровотечении времени для смены отсоса на кровоостанавливающий инструмент недостаточно, возможен вариант введения отсоса через дополнительный прокол. Попытка произвести такую смену инструментов чревата повторным заливанием кровью операционного поля. Если кровотечение настолько обильное, что закрывает лапароскопический обзор, то телескоп необходимо незамедлительно очистить и ввести в другом направлении или на большем расстоянии от места операции. В этой ситуации наиболее удобен изогнутый телескоп или телескоп с боковой оптикой. Во время смены инструмента или очистки оптики место кровотечения необходимо тампонировать тканями или марлей. Затем, подведя отсос и коагулятор непосредственно к месту кровотечения, тампон отводят и «открывают» источник кровотечения. Включая отсос, одновременно пытаются захватить поврежденный сосуд. Если это удалось, не спешите его коагулировать. Сначала тщательно эвакуируйте кровь из зоны кровотечения отсосом. Только затем, под визуальным контролем, коагулируйте сосуд.

Маленькие сосуды коагулируют монополярным коагулятором или остроконечными электрощипцами. Применение клипс в данной ситуации нецелесообразно, поскольку их необходимо вдавливать в ложе кровотечения. В данном случае лигатура, наложенная с помощью изогнутой иглы, более эффективна. В арсенале хирурга также есть гемостатическая губка или фибриновый клей, особенно полезные при диффузном кровотечении.

Если кровотечение не может быть остановлено в определенные сроки, то необходимо перейти к лапаротомии.

Для того, чтобы операционное поле при открытых хирургических вмешательствах оставалось всегда доступным, необходимо избегать нагромождения инструментов в ране. Наложение зажима на главную кровеносную ветвь должно сопровождаться снятием инструментов с более мелких сосудов.

Снимать зажим с сосуда нужно одновременно с завязыванием первой петли узла лигатуры. Во время завершения лигирования нужно удерживать зажимом конец сосуда на случай разрыва нити при завязывании.

Очень важно уметь четко и быстро снимать зажимы. При этом положение инструмента должно оставаться неизменным (то есть таким, в каком они находились до этого). Очень часто, особенно начинающие хирурги, перехватывают или перекладывают зажим из одной руки в другую (правой (ведущей) рукой его снять легче и удобнее). При этом ткани, захваченные зажимом, могут оборваться. Чтобы этого не произошло, все внимание должно быть сосредоточено на сдавливающем ткани инструменте. Растягивание замка должно производиться легко и уверенно обеими руками. Тому, кто ищет, как растянуть замок зажима, прежде чем его снять, необходимо рекомендовать заранее познакомиться с его устройством.

Того, кто делает это двумя руками, не надо вообще подпускать к операционному столу. Хирург обязан знать устройство всех инструментов, которыми он пользуется. При минимальных стараниях нетрудно научиться быстро и легко, без смещения, снимать зажимы обеими руками. Самое простое тренировочное упражнение: откройте зажимом коробок спичек, выньте все спички, составьте из них «колодец», затем снова сложите спички в коробок и закройте его. Проделайте данное упражнение вначале правой, затем левой рукой. Сначала это будет трудно, но дорогу осилит идущий!

источник

Способы профилактики и остановки кровотечения

Уже в древние времена различали два вида кровотечения — артериальное и венозное. В Месопотамии их называли «кровь дня» и «кровь ночи». Большинство кровотечений врачи научились останавливать: в рану вводили куски материи, пропитанные вяжущими веществами, заливали смолистым бальзамом и туго бинтовали. Чтобы остановить тяжелое, опасное кровотечение, применялось прижигание. Ампутацию производили раскаленными докрасна ножами (без наркоза!). Хирург брал один нож за другим и постепенно рассекал ими ткань: она сразу обугливалась. Крупные сосуды прижигались отдельно специальным раскаленным инструментом. Или конец кровоточащей культи погружали в котел с кипящей смолой, которая мгновенно коагулировала (сваривала) живые ткани, в том числе и обнаженные кровоточащие крупные сосуды. Образовывалась плотная корка, закрывавшая всю поверхность культи. Кровотечение сразу же останавливалось. Возникла даже целая наука о прижиганиях — «хирургическая пиротехника». Выдержать такие муки могли лишь сильные физически и духовно люди. Но на этом страдания не кончались, так как раны, как правило, инфицировались и их заживление шло медленно.

Приступая к кровавой операции, хирург должен помнить, что профилактировать кровотечение проще, чем бороться с ним во время операции. Профилактировать кровотечение можно различными способами:

1. Применение перед операцией средств повышающих свертываемость крови:

  • переливание средних доз совместимой крови (400-500 мл крупным животным и 40-60 мл мелким);
  • в/в введение 10% раствора хлорида кальция или натрия (крупным животным 100-120 мл, мелким – до 10 мл), п/к или в/в введение 3% раствора желатина или 1% раствора викасола, в/в или п/к введение нормальной или гипериммунной сыворотки в дозе 0,5 мл/кг, в/в, п/к или в/б введение 5-10% раствора аминокапроновой кислоты в дозе 0,05-0,1 г/к; в/в введение 1% водного раствора ихтиола в дозе 1 мл/3 кг веса.

2. При операциях на конечностях, половом члене и хвосте кровотечение профилактируют наложением выше места операции резинового тесемчатого или трубчатого резинового жгута (эластический бинт, тесьма, ремень, закрутка или веревка). Обычно жгут затягивают до исчезновения пульса ниже места его наложения. В зависимости от сложившейся ситуации и этапа операции хирург может применить способы временной (провизорной) или окончательной остановки кровотечения. Способы остановки кровотечения разделяют на несколько групп:

  1. Давящая повязка – применяется при подкожных кровотечениях, возникающих вследствие ушиба, а также для профилактики вторичных кровотечений в послеоперационном периоде. Для этого применяют тугое бинтование полотняным или резиновым бинтом.
  2. Наложение жгута – используют для остановки артериального и венозного кровотечения на конечностях. Наложенный жгут не следует оставлять более чем на 2 часа, а в зимнее время – больше часа. Оставление жгута на более длительное время создает благоприятную почву для развития в анемичных тканях микрофлоры. Быстрое снятие жгута при обширных размозжениях мышечной ткани может вызвать смерть от вторичного токсического шока в результате всасывания ядовитых продуктов тканевого распада.
  3. Тампонада – ватно-марлевыми тампонами придавливают кровоточащую поверхность либо этими тампонами туго заполняют полость, а ее края зашивают временным швом (тампон Микулича). Тампоны удаляют из раны через 24-48 часов. Если они предназначены для окончательной остановки кровотечения, то на 4-5 день. К этому времени появляется грануляционная ткань и тампон легче извлечь, не нанося травмы тканям или же смочить 3 % раствором перекиси водорода.
  4. Наложение гемостатических зажимов – на кончик кровоточащего сосуда в косом или перпендикулярном направлении накладывают, не захватывая окружающие ткани, зажим Кохера, Пеана или Хольстедта, а через 15-20 мин их снимают.
  5. Скручивание (торзирование) сосуда – наложенный на сосуд гемостатический зажим вращают по его продольной оси до разрыва сосудистой стенки. При торзировании сосудов среднего диаметра пользуются двумя зажимами, один накладывают на конец сосуда, а второй под первый. Основным методом остановки кровотечения при операциях является перевязка сосудов. А. Паре в 1570 году впервые применил перевязку сосудов (лигатуру) при ампутации с наложением на раневую поверхность мазевой повязки. Эта методика лигирования сосудов произвела переворот в хирургии.
  6. Перевязка (лигирование) изолированного сосуда – на конец сосуда накладывают гемостатический зажим, подтягивают сосуд и под зажимом перевязывают его шелковой или кетгутной нитью.
  7. Перевязка сосуда вместе с окружающими тканями – при невозможности выделить сосуд из окружающих тканей его захватывают зажимом вместе с окружающими тканями и накладывают лигатуру.
  8. Обкалывание сосуда – хирургическую иглу с нитью проводят через ткани, в которых расположен поврежденный сосуд, по типу кисетного шва.
  9. Перевязка сосуда «на протяжении» (вдали от места кровотечения) – при постоянной перевязке под сосуд подводят лигатуру и завязывают ее хирургическим узлом, а при временной – сосуд сдавливают марлевой полоской или резиновой трубкой закрепляя их концы зажимом Кохера.
  10. Наложение сосудистого шва – идеальный способ остановки кровотечения на крупных сосудах. Применяют тонкие иглы и самый тонкий шелк, который перед применением погружают в расплавленный парафин. Накладывают непрерывный шов и следят, что бы края сосуда были вывернуты наружу. В медицине применяют автоматический аппарат, сшивающий сосуды танталовыми скрепками.
  • Воздействие низкой температурой – при внутренних кровотечениях (в подкожную клетчатку, полость сустава, матки или носа) к пораженной области прикладывают резиновый пузырь, наполненный холодной водой, снегом или льдом, на 20-30 мин. Холод вызывает сужение сосудов.
  • Воздействие высокой температуры – применяется при кровотечениях из полых органов (матки, мочевого пузыря) путем орошения и при наружных кровотечениях из мягких тканей путем прикладывания смоченных тампонов. Применяют горячий (55-60 градусов ) физ. раствор, 0,1% р-р перманганата калия или горячую воду. Это коагулирует кровь и тканевые белки, раздражает сосудистые нервы, способствует сокращению просвета сосуда и более быстрому образованию тромба.
  • Хирургическая диатермия (электронож) – вызывает коагуляцию тканей и тромбоз сосудов. Применяют при удалении новообразований, хирургической обработке ран, рассечении паренхиматозных органов.
  • Термокаутеризация (прижигание) – выполняется термокаутером или раскаленным металлом (шпателем). Применяют для остановки кровотечения из плотной, рубцовой ткани.
  • Применение гемостатических средств местного действия – производится путем нанесения вещества непосредственно на кровоточащую поверхность или применения пропитанных тампонов (3% р-р перекиси водорода, горячий р-р перманганата калия (1:500), 20% р-р антипирина, 0,5-2% водный р-р квасцов алюминиево-калиевых, адроксон, 50% р-р уксусно-виннокаменнокислого алюминия, аутоцитовивакол, р-р адреналина (1:2000)).
  • Применение гемостатических средств общего действия: — викасол (витамин К) – вводят внутрь или в/м в дозе 5-10 мл крупным и 1-2 мл мелким животным, эффект развивается через 12-18 часов после введения препарата, за счет повышения свертываемости крови; — к-та аминокапроновая – вводят внутрь или в/в 5-10% р-р в дозе 0,05-0,1 г/кг, через 4 часа действие препарата заканчивается; — кальция хлорид – вводят в/в 10% р-р крупным животным 100-150 мл, мелким – до 15 мл, повышает свертываемость крови; — адреналина гидрохлорид – р-р 1:1000 вводят в/в крупным животным – до 15 мл, мелким – 1-2 мл, препарат суживает сосуды в течение 8-10 мин.; — эфедрина гидрохлорид – вводят при паренхиматозных кровотечениях п/к или в/в 2-5% р-р в дозе 5-10 мл крупным и 0,5-1 мл мелким жив-м; — желатин медицинский – при введении в организм повышает вязкость крови, применяют 10% р-р п/к или в/м в дозе 200-300 мл крупным и 10-20 мл мелким животным; — этамзилат (дицинон) – применяют для профилактики и остановки капиллярных кровотечений, вводят в/м, в/в и внутрь в дозе 0,1-0,2 мл/кг; — окситоцин – вводят в/в, в/м и п/к при маточных кровотечениях, крупным животным – до 25 ЕД, а мелким – до 5 ЕД.
  • Переливание совместимой крови – 400-500 мл крупным и 40-50 мл мелким животным. Кровь можно брать заранее у этого же животного.
  • Тканевая тампонада – кровоточащую полость заполняют куском сальника, жировой клетчатки или мышечной тканью (лучше куриной), выделяющаяся из них тромбокиназа способствует остановке кровотечения.
  • Применение кетгута – при паренхиматозных кровотечениях 6-8 м стерильного кетгута помещают в рану, он также выделяет тромбокиназу.
  • Применение тромбина – на кровоточащую поверхность накладывают тампон, смоченный теплым 1%-ным р-ром тромбина или промывают им кровоточащую полость.
  • Применение гемостатических губок – чаще используют губку фибринную, губку гемостатическую коллагеновую, губку желатиновую, губку антисептическую с канамицином. Их помещают на поверхность или в полость раны. Оставленная в ране губка рассасывается.

источник

Внутрибрюшное кровотечение после операции встречается редко. Оно может быть связано с техническими трудностями или погрешностями в проведении операции, соскальзыванием лигатур, недостаточно тщательным гемостазом.

Иногда во время операции накладывают лигатуры на отечные ткани. После удаления опухоли отек спадает, лигатуры ослабляются и соскальзывают с перевязанных сосудов. Кровоточивость тканей может быть обусловлена также нарушением свертывания крови, возникшим вследствие большой кровопотери или при нераспознанном заболевании крови.

Читайте также:  Травы при кровотечениях и воспалении по женских

После травматических операций (обширный спаечный процесс, удаление большого числа миоматозных узлов при консервативной миомэктомии и т. д.) для профилактики образования гематом следует дренировать брюшную полость. Для своевременного распознавания кровотечения необходимо тщательное наблюдение в послеоперационном периоде. Наибольшее значение для диагностики имеют изменение общего состояния больной, снижениие артериального давления, учащение пульса, появление цианоза. При наличии дренажа кровь поступает из брюшной полости наружу. Если кровь выделяется непрерывно то можно определить в ней количество гемоглобина и сравнить его с содержанием гемоглобина в крови, взятой из пальца.

Если разница в показателях отсутствует, то следует осуществлять релапаротомию. При отсутствии дренажа перкуссия или обзорный снимок органов брюшной полости позволяет обнаружить там свободную жидкость. Если невозможно исключить внутрибрюшное кровотечение, то показана релапаротомия.

После удаления придатков матки чаще всего возникает кровотечение из воронкотазовой связки, в котороя располагается венозное сплетение. Если это сплетение не захватывается в лигатуру, то появляется кровотечение, которое служит причиной повторных лапаротомий. Нередко наблюдается кровотечение из плохо перевязанном собственной связки яичника.

После консервативной миомэктомии может возникнуть кровотечение из ложа удаленных узлов. Вскрыв брюшную полость, хирург, прежде чем приступить к операции, должен оценить ситуацию и, если обнаруживается большой число узлов или их межсвязочное расположение, особенна у женщин в возрасте 35—40 лет, решить вопрос об удалении матки вместо консервативной миомэктомии.

Для остановки кровотечения, связанного с заболеванием крови, можно использовать клеевую композицию МК-7. С помощью безыгольного инъектора ткани импрегнируют, и кровотечение прекращается. При повторном чревосечении, производимом в связи c кровотечением, должен быть обеспечен широкий оперативный доступ, что облегчает нахождение и перевязку кровоточащих участков ткани.

Возникновение подапоневротической гематомы, как правило, связано с недостаточным гемостазом мышц передней брюшной стенки. Особенно легко травмировать сосуды, питающие мышцы, при поперечном надлобковом разрезе. Подапоневротическая гематома нередко достигает значительных размеров и вызывает чувство распирания и боль. На передней брюшной стенке определяется как бы «подушка» мягковатой консистенции, болезненная при пальпации. У таких больных снижается содержание гемоглобина, учащается пульс.

Признаки гематомы выявляются быстро, нередко в изменение общего состояния больной, снижение артериального давления, учащение пульса, появление цианоза При наличии дренажа кровь поступает из брюшной полости наружу. Если кровь выделяется непрерывно, то можно определить в ней количество гемоглобина и сравнить его с содержанием гемоглобина в крови, взятой из пальца. Если разница в показателях отсутствует, то следует осуществлять релапаротомию. При отсутствии дренажа перкуссия или обзорный снимок органов брюшной полости позволяет обнаружить там свободную жидкость. Если невозможно исключить внутрибрюшное кровотечение, то показана релапаротомия.

После удаления придатков матки чаще всего возникает кровотечение из воронкотазовой связки, в которой располагается венозное сплетение. Если это сплетение не захватывается в лигатуру, то появляется кровотечение, которое служит причиной повторных лапаротомий. Нередко наблюдается кровотечение из плохо перевязанной собственной связки яичника.

После консервативной миомэктомии может возникнуть кровотечение из ложа удаленных узлов. Вскрыв брюшную полость, хирург, прежде чем приступить к операции, должен оценить ситуацию и, если обнаруживается большое число узлов или их межсвязочное расположение, особенно у женщин в возрасте 35—40 лет, решить вопрос об удалении матки вместо консервативной миомэктомии.

Для остановки кровотечения, связанного с заболеванием крови, можно использовать клеевую композицию МК-7. С помощью безыгольного инъектора ткани импрегнируют, и кровотечение прекращается.

При повторном чревосечении, производимом в связи с кровотечением, должен быть обеспечен широкий оперативный доступ, что облегчает нахождение и перевязку кровоточащих участков ткани.

Возникновение подапоневротической гематомы, как правило, связано с недостаточным гемостазом мышц передней брюшной стенки. Особенно легко травмировать сосуды, питающие мышцы, при поперечном надлобковом разрезе. Подапоневротическая гематома нередко достигает значительных размеров и вызывает чувство распирания и боль. На передней брюшной стенке определяется как бы «подушка» мягковатой консистенции, болезненная при пальпации. У таких больных снижается содержание гемоглобина, учащается пульс.

Признаки гематомы выявляются быстро, нередко в первые часы после операции. Если она распознана, то распускают швы (лучше делать это под наркозом), удаляют сгустки крови, проводят гемостаз и рану зашивают наглухо. Если гематома вовремя не опорожнена, то происходит ее нагноение.

При кровотечении из сосудов подкожной жировой клетчатки или кожи их следует зажать и перевязать.

После влагалищных операций тоже могут возникать опасные кровотечения. Если они не носят профузного характера, то для их остановки можно ограничиться тампонадой влагалища. В случае неэффективности тампонады необходимо обшить кровоточащие сосуды. В таких случаях приходится снимать швы, чтобы найти и обшить сосуд, а затем вновь ушить рану. Как правило, заживление происходит первичным натяжением.

Кровотечение из влагалища может возникнуть после экстирпации матки. В этих случаях посредством зеркал обнажают купол влагалища и, если обнаруживают кровоточащие участки в стенках влагалища, то на них на 24 ч накладывают зажимы. Кровотечение, как правило, не возобновляется.

Профилактикой возникновения послеоперационных кровотечений является тщательный гемостаз во время операции. В настоящее время с этой целью используют клеевые композиции, в частности МК-7. Клей импрегнируют в ткани кровоточащих участков с помощью безыгольного инъектора. При этом образуется пленка и кровотечение останавливается. Неоднократно использование клея МК-7 позволяло остановить тяжелые кровотечения, особенно связанные с нарушением свертывания крови.

Обильное кровотечение может возникнуть после искусственного аборта. Таким больным показаны средства, сокращающие матку (питуитрин, окситоцин и др.). Если кровотечение остановить не удается, то следует произвести тугую тампонаду матки. Тампон может находиться в матке не более 24 ч. В очень редких случаях как в крайней мере приходится прибегать к чревосечению и удалению матки.

источник

Кровотечение — выход крови из кровеносных сосудов во внешнюю среду, ткани или полости организма. Различают наружное кровотечение и внутреннее. При наружном кровотечении кровь изливается на поверхность тела через дефект кожного покрова (рана, язва), а при внутреннем кровотечении — в ткани или полость тела (грудная, брюшная, суставная), просвет полого органа (желудок, мочевой пузырь).

В зависимости от вида повреждения сосуда различают артериальное, венозное, капиллярное кровотечения.

Кровотечение может остановиться самопроизвольно или искусственно с помощью различных средств. В зависимости от принятых мер остановка кровотечения может быть временной и постоянной.

Самопроизвольная остановка кровотечения. Является защитной реакцией и основывается на способности излившейся крови к самостоятельному свертыванию и образованию тромбов в поврежденных сосудах. Самостоятельно кровотечение может остановиться из капилляров, небольших вен и артерий.

Временная остановка кровотечения. Для временной остановки кровотечения накладывают жгут, давящую повязку, прижимают кровеносные сосуды пальцами. Это позволяет предупредить большие кровопотери, а иногда приводит и к окончательной остановке кровотечения в связи с образованием тромба в поврежденном сосуде.

Наложение жгута. Остановка кровотечения достигается за счет кругового (циркулярного) сдавливания мягких тканей вместе с кровеносными сосудами (на конечности, хвосте, основании ушной раковины или рога). Резиновый жгут представляет собой эластичную резиновую трубку или ленту длиной 1 —1,5 м с цепочкой на одном конце и крючком на другом. В качестве жгута можно использовать подручные средства (мягкую веревку, резиновый или полотняный бинты, полотенце, резиновую трубку).

Жгут накладывают в областях, где сосуды и нервы защищены мышечной тканью (область голени, предплечья, это позволяет не сдавливать чрезмерно ткани и нервы и избежать явлений пареза (паралича). При необходимости наложения жгута в области нижней трети пясти (плюсны) под него подкладывают слой ваты или полотенце. Кожу и волосяной покров в области наложения жгута предварительно очищают (щеткой, тампоном) от загрязнений. Сдавливают ткани конечности выше места кровотечения.

Жгут накладывают следующим образом. Одной рукой захватывают конец жгута, а другой — его среднюю часть. Жгут растягивают, обводят вокруг конечности и затягивают до прекращения кровотечения из раны и исчезновения пульса в периферическом отделе конечности. Следующие два-три циркулярных тура жгута делают рядом с первым, не ущепляя между ними складок кожи. В заключение закрепляют концы жгута крючком, цепочкой или узлом.

Летом при размещении животных в теплых помещениях жгут можно оставлять на конечности не более чем на 1,5—2 ч, а на холоде в зимнее время — на 45—60 мин. Более длительное сдавливание конечности может привести к параличу нервов, омертвению тканей, понижению их сопротивляемости воздействию микробов и ослаблению регенеративных способностей тканей. Чтобы предохранить ткани от омертвения вследствие длительного сдавливания, жгут рекомендуется расслаблять через каждый час, а в зимнее время — каждые полчаса на несколько минут, а затем вновь затягивать.

Наложение давящей повязки. Чаще давящую повязку применяют при операциях в области копыта, венчика и при ранах на других отделах конечности. Под воздействием давящей повязки повышается внутритканевое давление и сдавливается просвет поврежденных сосудов, что содействует образованию тромба.

Тугую повязку на мягких тканях нельзя держать более 2 ч, а в случае оледенения повязки зимой ее немедленно снимают. На копытах ее можно не снимать 5—7 дней.

Пальцевое прижатие кровеносных сосудов. При кровотечениях из крупных артерий и вен иногда прибегают к прижатию сосудов пальцем вдали от раны или круговому сдавливанию конечности, охватывая ее кистями обеих рук. Последний прием часто используют у мелких животных (овец, коз, собак, кошек и др.).

Остановка кровотечения пальцевым прижатием сосуда очень утомительна. Продолжать ее больше 15—20 мин трудно, поэтому обычно используют только при оказании экстренной помощи как подготовительный момент к наложению жгута или применению способов окончательной остановки кровотечения, а также в тех случаях, когда использование жгута нежелательно (газовая гангрена и пр.).

Окончательная остановка кровотечения. Методы, применяемые для окончательной остановки кровотечения, можно разделить на механические, термические, химические и биологические.

Механические методы. Среди них различают скручивание и перевязку (лигатуру) сосуда, перевязку сосуда в ране или на его протяжении, обкалывание сосуда, зажатие сосуда кровоостанавливающим зажимом на продолжительное время, тампонаду раны.

Скручивание сосуда — торзирование. Очень распространенный способ остановки кровотечения при повреждении небольших сосудов. Кровоточащий сосуд вместе с прилегающими тканями или только его культю захватывают кровоостанавливающим пинцетом (зажимом) и, слегка подтягивая, делают несколько оборотов вокруг продольной оси сосуда до отделения пинцета вместе с зажатой тканью. Допускается, сделав несколько оборотов, пинцет снять.

Кровоостанавливающие зажимы бывают различной формы, имеют на конце насечки (пинцет Пеана) или зубчики (пинцет Кохера).

Перевязка сосуда. Это наиболее распространенный способ остановки кровотечения. При перевязке сосуда в ране его конец захватывают кровоостанавливающим зажимом, отодвигают от него окружающие ткани и затем ниже пинцета накладывают лигатуру, используя различные нити. Вначале завязывают и затягивают один узел, снимают зажим и завязывают второй узел. После завязывания морского или хирургического узла лигатуру обрезают, оставляя концы длиной до 0,5 см. При остановке кровотечения на крупных сосудах лигатурой предварительно прошивают окружающие ткани и только потом завязывают. Это предупреждает соскальзывание лигатуры.

Обкалывание сосуда. При расположении сосуда в глубине раны его обкалывают на некотором расстоянии по типу кисетного шва и концы нитей стягивают, пока не прекращается кровотечение.

Перевязка сосуда на протяжении. Если нет возможности перевязать сосуд в ране из-за глубокого расположения или патологически измененных тканей, то в центральном направлении вдали от раны прибегают к перевязке.

Зажатие сосуда пинцетом на продолжительное время. В некоторых случаях при кровотечениях из крупных сосудов в глубине раны лигатуру не удается наложить, и тогда после наложения зажима его оставляют в ране на 24—48 ч и более (операции на холке, осложнения при кастрации). В последующем пинцет снимают, соблюдая осторожность, чтобы не повредить тромб.

Термические методы остановки кровотечения. Они основаны на свойстве низких температур вызывать кратковременное сужение сосудов (на 1—2ч), а высоких температур вызывать свертывание крови и коагуляцию белков крови и окружающих тканей. Эти методы используют для остановки кровотечения из мелких сосудов.

Для охлаждения тканей применяют резиновый пузырь со льдом, снегом или холодной водой, холодную глину.

Для воздействия на кровоточащую ткань теплом поверхность раны или стенку анатомической полости (при кровотечениях из паренхиматозных органов, матки и др.), орошают горячими (50— 60 °С) растворами антисептических средств, прикладывают к кровоточащей поверхности салфетки, смоченные горячим изотоническим раствором натрия хлорида, или прижигают раскаленным металлом (термокаутеры Пакелена, Дешери и др.). Для остановки кровотечения во время операции (на мочевом пузыре, удалении опухолей и пр.) используют хирургическую диатермию (электро-нож). В месте соприкосновения наконечника с тканями развивается высокая температура, которая коагулирует ткани и поврежденный сосуд.

Химические методы остановки кровотечения. Применяют химические препараты, которые оказывают местное и общее действие и вызывают сужение просвета сосудов или повышают свертываемость крови.

Из средств местного действия можно применять 3%-ный раствор пероксида водорода для орошения ран кожи и слизистых оболочек, скипидар для пропитывания тампонов и приложения их к поверхности раны, йодоформ для присыпки раны при ее тампонировании.

Из средств общего действия чаще используют следующие:

1) адреналин в разведении 1 : 1000. Применяют при внутренних, кроме легочных (расширяют сосуды легких), и наружных кровотечениях. Его вводят лошадям и крупному рогатому скоту внутривенно в дозе 1—3 мл, под кожу — 2—5 мл; мелкому рогатому скоту, свиньям и собакам внутривенно — 0,2—0,5 мл.

Раствор адреналина (1 : 1000— 1 :2000) применяют также для профилактики кровотечений при операциях в полостях носа, глотки, гортани, обрабатывая им слизистые оболочки;

кальция хлорид. Используют в виде 10%-ного водного раствора. Его вводят внутривенно по 150—200 мл лошади и крупному рогатому скоту; эрготин (10%-ный раствор экстракта спорыньи). Инъецируют подкожно в дозе лошади 5—10 мл, собаке — 0,5—1 мл; эфедрин. Назначают подкожно лошадям и крупному рогатому скоту по 0,05—0,5 г, собакам — по 0,01—0,05 г; натрия хлорид. Применяют в виде 10%-ного раствора в дозе 100—150 мл для крупных животных. Выраженное кровоостанавливающее действие наступает через 30—45 мин после вливания раствора в вену.

Биологические методы остановки кровотечения. С этой целью применяют гемостатические губки, назначают внутрь витамин К, аскорбиновую кислоту, лошадиную сыворотку наружно, подкожно.

источник